Тумсо Абдурахманов: «Обиды на Грузию у меня нет»

Известный чеченский видеоблогер Тумсо Абдурахманов уже два года не может вернуться на родину — в Чечню. В ноябре 2015-го в Грозном автомобиль Абдурахманова, занимавшего на тот момент должность замглавы республиканской компании «Электросвязи», был остановлен кортежем руководителя администрации главы и правительства Чечни Ислама Кадырова. Родственнику Рамзана Кадырова не понравилась борода Абдурахманова. Чеченские власти попытались обвинить молодого человека в религиозном экстремизме и связях с терроризмом. Тумсо был вынужден покинуть республику. Вместе с семьей он перебрался в Грузию, где намеревался получить убежище. Но в Тбилиси ему отказали, объяснив это тем, что его пребывание в Грузии противоречит интересам страны. Летом этого года Абдурахманов покинул Грузию.— Тумсо, когда ты покинул Грузию, ты отказывался назвать место, куда перебрался. Можешь ли ты сказать сейчас, где находишься? С тобой ли твоя семья? Получил ли ты убежище?

— Я по-прежнему не могу назвать страну, в которой сейчас нахожусь. Не могу из соображений своей безопасности. Опасаюсь различных провокационных действий со стороны России, которые могут усложнить мое, и без того, сложное положение в настоящее время. Моя семья находится со мной. Мы все вместе находимся под арестом в специальной тюрьме для семейных. Мое прошение о предоставлении политического убежища находится в процессе рассмотрения. Мы ожидаем решения.


— Почему ты покинул Грузию? Тебе отказали в убежище, но насколько известно, тебя не вынуждали покинуть страну. Грозила ли тебе в Грузии опасность? Как ты считаешь, могли ли грузинские власти выдать тебя Грозному?


— Грузию я покинул по причине отказа в предоставлении мне убежища. Мотивация отказа была явно политическая. Когда я обжаловал данное решение в Тбилисском суде, суд так же поддержал решение министерства по делам беженцев и отказал мне. Было очевидно, что решение принято в каких-то высоких кабинетах и суд здесь был бессилен. Принуждение покинуть страну — это понятие очень растяжимое. Да, ко мне не залетал спецназ в масках и мне не угрожали депортацией, но само решение министерства по делам беженцев, а далее и суда, это был отчетливый посыл от грузинской власти: «уезжай по-хорошему, не доводи до греха». А в конце мая 2017 года, я увидел и пример «греха», когда в центре Тбилиси был похищен Афган Мухтарлы и затем он оказался в руках азербайджанских властей. Этот случай конечно ускорил принятие мною решения об отъезде.— Нет ли у тебя обиды на Грузию?


— Нет, у меня нет обиды на Грузию, наоборот, я благодарен этой стране за то, что она дала мне возможность спастись от преследования в самый тяжелый момент. Да, конечно, я бы высказал множество претензий к конкретным службам Грузии, например, к Службе государственной безопасности, и именно на них у меня есть обида, но это не портит моего, в целом, хорошего мнения об этой стране.


— Продолжают ли чеченские власти разыскивать тебя? Грозит ли тебе преследование, если ты вернешься на родину?


— Да, преследование продолжается. Сфабрикованное в отношении меня уголовное дело не прекращено. Я нахожусь во всероссийском федеральном розыске. Решением суда избрана мера пресечения в виде ареста. И, разумеется, в случае моего появления на территории России или на территории союзных с ней государств, я буду арестован и передан чеченским властям.


Не связываются ли с тобой каким-нибудь образом представители чеченского руководства и не предлагают ли вернуться на родину, например, под гарантии безопасности?  


— Они предпринимали такие попытки в конце 2015, начале 2016 годов. Последние переговоры прошли в апреле 2016 года. Тогда они пытались уговорами заставить меня вернуться, обещали по возвращению решить все проблемы, прекратить уголовное дело. Эти переговоры опубликованы на моем канале в YouTube. После этого попыток связаться со мной больше не было, зато уже пытались заставить меня замолчать посредством давления на моих родственников.— Скажи, каким ты хочешь видеть Кавказ, и в частности, Чечню в будущем?


— В идеале я бы, конечно, хотел видеть Северный Кавказ единым мощным и процветающим государством, но надежд на то, что это может произойти в обозримом будущем, нет. К этому пока не готов сам Кавказ, населяющие его народы. Потому, сейчас я хочу видеть Чечню суверенным государством. Я хочу, чтобы Россия вывела свои войска с наших земель, вернулась к мирному договору, подписанному в 1997 году президентом Чеченской Республики Ичкерия Асланом Масхадовым и президентом Российской Федерации Борисом Ельциным, и оставила нас в покое, без ведения присущих ей гибридных войн. Чтобы мы могли спокойно жить на своей земле, сами распоряжаться своими ресурсами, дружить с соседями и исповедовать религию так, как надо, а не так, как хотят в Кремле.
Тамара Кавтарадзе

Поделиться:

Похожие публикации

Тут ничего нет

Нет комментариев