В Египте казнили 15 человек за терроризм. Чем Россия страшнее?

При моратории на смертную казнь в стране массово убивают подозреваемых


На рассвете 26 декабря египетские власти осуществили смертный приговор в отношении 15 человек, признанных виновными в нападениях на сотрудников полиции и армию на севере Синая в 2013 году. Их обвинили в экстремизме и терроризме.


Всех повесили. 11 встретили смерть в тюрьме Бурдж аль-Араб, 4 – в Вади аль-Натрун.


Это кажется жестоким многим наблюдателям в России, где так гуманно действует мораторий на смертную казнь.


Но в тот же день Росгвардия отчиталась о ликвидации 78 предполагаемых боевиков на территории Северного Кавказа за один только 2017 год. Замдиректора ведомства Сергей Меликов заявил, что в итоге «удалось снизить уровень противоправной деятельности бандподполья». Упомянул и спасение любителей развлечений, ведь «безусловно, одним из вероятных объектов диверсии и террористических атак могли служить массовые мероприятия, проводимые в новогодние праздники».


Отлично сработали? Однако здесь есть повод для беспокойства.


В отличие от России, те 15 египтян прошли через следствие, суд, слышали свой приговор, потом их адвокаты пытались обжаловать это решение, у них не получилось. Их судили по закону – пусть не такому «гуманному», как в России, но всё же в соответствии с действующим в стране законодательством. Им заранее сообщили о дате, когда в их камеры войдут палачи. В течение четырех лет они могли надеяться на оправдательный приговор или на более мягкий вердикт, ведь на судебных заседаниях дают слово и обвиняемым, и свидетелям, и стороне защиты.


А тех «ликвидированных» и «нейтрализованных», о которых с хвалебной нотой сообщается в отчетах российских официальных лиц, даже редко называют подозреваемыми.


Дела обвиняемых в терроризме в России редко доходят до суда. Особенно на Северном Кавказе, где сложилась уже своя стандартная версия «ликвидации бандитов» (чей бандитизм зачастую даже и не пытаются доказать через следствие): полицейские потребовали от неизвестных остановиться, те отказались и стали стрелять по сотрудникам, но были уничтожены ответным огнем.


И всё. После этого их величают «бандитами», «экстремистами», «боевиками» и пр.


Давно замеченный наблюдателями парадокс заключается в том, что вот эти самые полицейские, в которых якобы стреляли, в большинстве случаев оказываются не ранены. Ничуточки. Разве что психически. Ну и другой момент, который тоже не новость: после подобных столкновений с полицией у трупов «боевиков» в грязной одежде оказываются чистенькие и блестящие автоматы Калашникова.


Явный прокол был у кадыровских силовиков в связи с весенним нападением на Росгвардию в Чечне. Поверх грязи и крови на трупы были надеты ярко-желтые и новенькие «пояса смертника».


Показания свидетелей со стороны? Они зачастую отсутствуют в отчетах о подобной «нейтрализации». Есть только силовики и их жертвы.


И кстати, в Египте силовики передали трупы казненных их семьям в тот же день. А в Чечне родственники убитых часто жалуются на то, что кадыровцы долго не отдают им тела, а иногда вообще не отдают, хороня их в безымянных могилах в неизвестном месте.

Поделиться:

Похожие публикации

Тут ничего нет

Нет комментариев