Кому принадлежат сокровища на затонувших кораблях?

300 лет тому назад у берегов нынешней Колумбии британцы затопили испанский галеон «Сан-Хосе».

Корабль был нагружен золотом, серебром и драгоценными камнями из испанских колоний в Южной Америке. Груз предназначался для короля Филипа V, которому были нужны деньги для ведения войны за испанское наследство.

В 2015 году власти Колумбии заявили, что обнаружили обломки галеона у побережья Картахены.

Кому теперь принадлежит этот 300-летний корабль и находящийся на нем груз драгоценностей?
В 2017 году президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос заявил, что подъем затонувшего судна «открывает новую главу истории — не только Колумбии, но и всего мира».

Сейчас команда археологов-подводников при помощи подводного робота изучает затонувший корабль.

Мировые СМИ и эксперты активно обсуждают, что это, возможно, самый ценный из когда-либо затонувших кораблей, а стоимость его груза может измеряться миллиардами долларов.
На дне Мирового океана лежат тысячи кораблей, и подъем на поверхность их затонувших грузов интересует не только археологов, но и охотников за сокровищами.

Но есть ли какие-либо правила или законы, регулирующие подобного рода деятельность?

На некоторые аспекты работы кладоискателей распространяются международные договоренности, отвечает юрист и археолог из Университета Саутгемптона Роберт Макинтош. Однако решение, кто именно получит право распоряжаться поднятым со дна ценным грузом, обычно основывается на договоренностях между конкретными странами в рамках международного права.

Например, у первоначального владельца судна теоретически есть право собственности на затопленный груз. Однако над этим правом могут превалировать законы страны, в чьих территориальных водах было найдено затонувшее судно.

«Взято с потолка»

«Океан — этой величайший из музеев», — говорит морской археолог Питер Кампбелл.

А поиски затонувших кораблей — огромный и иногда весьма прибыльный бизнес.

Стоимость затонувшего груза может взлететь до небес еще до того, как сам груз будет поднят на поверхность. При этом, напоминает Кампбелл, иногда расходы на поиски и подъем груза могут в результате оказаться выше его стоимости.

Стоимость груза «Сан-Хосе» по примерным оценкам может достигать 17 млрд долларов, хотя в 2015 году, когда правительство Колумбии только объявило, что корабль найден, его груз оценивался в пределах от 1 до 10 млрд долларов.

Сумма в 17 миллиардов, судя по всему, была просто взята с потолка, говорит Питер Кампбелл.

Как бы то ни было, все согласны с тем, что груз «Сан-Хосе» представляет огромную ценность — как с финансовой точки зрения, так и для историков.

Что говорит закон?

Конвенция ЮНЕСКО 2001 года об охране подводного культурного наследия перечисляет правила подводных археологических работ и, в частности, указывает, какими квалификациями должны обладать археологи.

Отдел ЮНЕСКО, отвечающий за подводное культурное наследие, сообщил Би-би-си, что там были бы рады принимать участие в разрешении вопросов о том, кому именно принадлежат затонувшие суда, но до сих пор в ЮНЕСКО никто с таким вопросом не обращался.

Страна, которой изначально принадлежало затонувшее судно, может объявить себя владельцем его обломков, даже если оно затонуло сотни лет тому назад.

Были случаи, когда одна страна передавала право собственности на затонувшее судно другой, если та собиралась поднять его со дна моря и отправить в музей.
Но вопрос о правах собственности затрудняется конкретным расположением судна на дне моря, если оно оказалось в территориальных водах другого государства.

Согласно международному праву, у каждой страны эксклюзивный суверенитет над своими прибрежными водами, и, как говорит Роберт Макинтош, страна может делать все, что угодно в своих собственных водах, в том числе и устанавливать право собственности над тем, что лежит на дне моря.

Это право не распространяется на суда, затонувшие в международных водах.

Кроме того, существует понятие «суверенного иммунитета». Это относится к военным и другим государственным кораблям, не занимающимися коммерческой деятельностью, и на которые не распространяется юрисдикция других государств, отмечает Роберт Макинтош.

Именно исходя из этого принципа суд в штате Флорида в 2009 году принял решение, что частная компания Odyssey Marine Exploration должна вернуть Испании найденные ею полмиллиона золотых и серебряных момент на борту затопленного британцами в 1804 году испанского корабля «Нуэстра-Сеньора-де-лас-Мерседес».
Odyssey Marine Exploration утверждала, что обнаружила корабль в международных водах, и соответственно сокровища принадлежат ей. Суд постановил, что на груз этого корабля распространяется принцип суверенного иммунитета, и, соответственно, 17 тонн монет должны быть возвращены испанской казне, так как власти Испании никогда не отказывались от своего права собственности над этим фрегатом.

Иногда возникают разногласия в связи с происхождением затонувшего груза.

Так, в том же судебном деле по вопросу о грузе «Нуэстра-Сеньора-де-лас-Мерседес» власти Перу требовали вернуть сокровища в Лиму, так как золото и серебро были добыты на перуанских шахтах, а монеты отчеканены в Перу.

Суд постановил, что Перу в то время входило в состав Испанской империи и не было независимым государством.
Поделиться:

Похожие публикации

Тут ничего нет

Нет комментариев