Атаман Яшка Алпатов.

Село Алпатово (основано в 1929 году), что в Наурском р-не Чечни (как и близлежащий курган — Алпатовский) названы в честь легендарного Дмитрия Алпатова — казака из станицы Наурской, который сражался в годы Кавказской войны на стороне горцев.
 
Дмитрий (Яков) Алпатов был одним из предводителей горских отрядов, которого горцы ценили за удаль и бесстрашие. Его военная карьера в армии имамата началась. по существу, в 1842 году, когда за мелкое преступление по приговору станичников его публично высекли. Обидевшись на это, он ушел за Терек к чеченцам, как поступали те, кто был недоволен порядками в войске и станицах. Этот конфликт вскоре был улажен и обида прошла в результате чего он вернулся к мирной жизни, но судьба распорядилась иначе ...
 
В 1845-ом году Дмитрий гулял на свадьбе станичника. В разгар веселья на свадьбу прибыл станичный начальник, который со свитой из выборных вошел в дом поздравить молодых. Гости и сидели по местному обычаю за столом в папахах. Все встали и сняли шапки, один Алпатов остался сидеть и головы не обнажил. В комнате повисла напряженная тишина… Начальник подошел к Алпатову и с бранью («Ты что же это, бродяга, не хочешь снять шапки»») залепил ему звонкую пощечину. Яшка, не моргнув бровью, выхватил из-за пояса пистолет и навел его на начальника. Тот отпрянул, а Яшка, усмехнувшись, сказал: «Не тебя, детей твоих жалко! Живи покуда!» — и, пользуясь всеобщим оцепенением, выскочил из хаты. В ту же ночь он ушел в горы. С тех пор и началась боевая слава казака и имя его сделалось грозным по всему Тереку.
 
Сколько за ним ни охотились, он оставался неуловим. Более того, иногда, переодевшись в форму казачьего офицера, нередко ездил в родную станицу к жене. В одно из этих посещений он и был схвачен в 1856 году в станице Наурской и казнен на кургане, позже названном в его честь Алпатовским.
 
Рассказывают, что Перед смертью он не унывал и казался даже веселым — окликал знакомых и говорил: «Простите, станичники, коли что я вам дурное сделал, теперь все, не будет Яшки, теперь успокоитесь!» От исповеди отказался, сказав, что мусульманин, и по-чеченски обратился к представителям чеченских общин, которых специально согнали из-за Терека на его казнь, попросив похоронить в ауле. .