Президент Чеченской Республики Ичкерия Абдул-Халим Садулаев

17 июня 2006 года оккупационными и марионеточными силами в Чечне преступно убит Президент Чеченской Республики Ичкерия Абдул-Халим Садулаев.


Он пришел к нам со словом Аллаха и Его же печатью облагодетельствованный ушел. Красиво, в признаках знамения: излучая сияние (нур). А краями запекшейся на руке жертвенной крови и в хмуром небе над Чечней, в облачных кружевах люди вполне различимо читали имя Всевышнего.


И на лицах знавших и не знавших его людей застыло удивление. Как это мы не заметили такую благодать, когда он жил среди нас? Почему одному человеку было дано так много? Значит, в том, что он делал, и есть истина, задавались вопросами они.


О том же скажет в своем соболезновании и представительница другого народа: «Мы слишком поздно его поняли».


Он, точнее Аллах на нем, заставил задуматься многих, кто еще сомневался в происходящем на кавказской земле. А души уже уверовавших наполнились в те дни радостью и гармонией, усилились в вере и воспряли духом. Аллаху угодно было удивить им, через него этот грешный мир.


Он не любил делать из себя зрелище, и, как и любой правоверный мусульманин, прошел короткий жизненный путь в тени других, пока не был востребован волею Аллаха.


Под конец своей недолгой жизни готовился стать хафизом, выучил наизусть весь Коран. До этого учился на филологическом факультете Чеченского университета. Был награжден высшими наградами за участие в первой и второй освободительной войне.


Главным для себя считал служение Аллаху. Непрестанно учил и наставлял молодежь на путь истинный, и каждую пятницу происходили то выступления по ТВ, то бывал в разъездах по мечетям. А рядом были прекрасные друзья. Умные, статные, чистые помыслами и делами. И мы все восторгались ими. А потом в живых не останется никого. Легенды Джихада ушли один за другим — Герат, Магомед («Устаз»), Рамзан, Усман… Все, все. Никого нет из того круга, разве что два — три человека. Последними, кажется, ушли храбрые воины Мускиевы, жестоко отомстив врагу под Автурами за убийство Абдул-Халима.


Все его мировоззрение было в одном понятии — ЧЕСТЬ (Сий). Не ронять ее, стоять на ее страже. Это была крепость его нравственной чистоты. И предателей называл «сий дайна нах», потерявшими честь.


Единство духовности и адатов, воспринимал как божественный дар Кавказу. И больше всего, как вольный сын Кавказа, любил свободу.


«Нам не нужна страна рабов. Мы построим общество свободных людей».


Это его слова. «Наши бывшие президенты умирали свободными и достойными людьми. Никто из них не позволил себе унизить противника. В этом наша сила и достоинство». И это он. Счастлив народ, чей вождь думает так и поступает соответственно.


Даже испытав сильнейшую ненависть к врагу, потеряв замученную в застенках ФСБ верную подругу, лишившись почти всех друзей, он не даст себе ожесточиться и заявит русскому народу: «Нам чужды рабские повадки. Свободный человек никогда не унизит свободного человека. И мы никогда не будем такими, как вы». Он был уверен, что чеченцы потеряют себя там, где уподобятся русскому народу.


Главная его заслуга в том, что он, будучи руководителем Верховного Шариатского Суда, объединил под единым руководством всех муджахедов Чечни, а чуть позже, когда стал президентом, и всего региона. Кавказский фронт, несомненно, его подвиг.


Помню конец 1999 года. Время, когда силы Сопротивления были в разладе, действовали разрозненно. Каждый из амиров считал себя незаменимым. Все знали, что пока будет так, Аллах не смилостивится. И мы все просили наших командиров сделать что-нибудь, чтобы сплотиться. Уже было несколько встреч в Шатое, собирались в доме Ахмадова, но к согласию так и не приходили.


Словом, в стремительно сужающемся шатоевском котле для Масхадова наступили самые тяжелые дни. Отвернулись почти все. Мог пройти мимо и Абдул-Халим, но не прошел. В том раскладе сильного и слабого Абдул-Халим выбрал второго. Насколько он был искренним, мудрым и последовательным в своих действиях, покажет время. Через долгие изнурительные два года войны он претворит в реальность свою и нашу извечную мечту — соберет в одном кругу всех амиров, найдет золотую середину и словом божьим объединит национально-освободительный процесс на всем Кавказе. Случится это в июне-июле 2002 года. И война обретет свое равновесие. И ни один амир ни одного кавказского народа не выйдет из этого Союза верных и мужественных. Так оно продолжается и сегодня. Это было начало реального объединительного процесса кавказских народов.


И это будет начало качественно нового этапа освободительной войны Кавказа, процесс осознанного разумом Джихада, где никто и никого не мобилизует, не вербует и не страшит.


Год без Абдул-Халима прошел, как с ним: не ослабевающий Джихад, не редеющие ряды муджахедов, единство и сплоченность, светлое понимание стратегии. А как он был бы доволен мужеством и дерзостью муджахедов, сражающихся до последнего патрона, чье непробиваемое мужество и тела враги хоронят под руинами или превращают в пепел. Он тоже в их доблестных подвигах во имя веры и свободы. И они в нем. Так будет вечно, пока на Кавказе останется хоть один муджахед. Пока Кавказ не будет свободным. Живым он оставил силу примера, мудрость, надежду и возможность уважать себя. А разве не ради этого живут все порядочные люди?


Дала хьан сина маршо лойла, сатийсинчу ялсаманан хьаьрмашкахь, г1азотан г1евлингахь парг1ато лойла, 1абдул-Хьалим!


Дата Туташхиа