104 года назад стал шахидом Инша Аллах легендарный сын чеченского народа Зелимхан Харачоевский

104 года назад остановилось сердце легендарного чеченского героя Зелимхана Харачоевского.


В ночь с 25 на 26 сентября (ночь Джума) 1913 года чеченский абрек Зелимхан в одиночку вступил в свой последний бой со словами суры Ясин: -Ясиин ;


уаль кураан ил хакиим ;
иннака ламин ал-мурсалиина
ъалаа сираатъим мустакъиим.


Зелимхан погиб на рассвете.


В неравном бою с российскими карателями погиб известный чеченский абрек Зелимхан Харачоевский.


Российские каратели Дагестанского конного полка под командой поручика Кибирова на хуторе близ Шали окружили дом, в котором находился тяжелобольной абрек.


Получив предательский выстрел в спину, Зелимхан долго отстреливался, тяжело ранил Кибирова и несколько всадников карательного отряда, однако был убит в ходе длительной перестрелки.


Зелимхана похоронили 27 сентября 1913 года. Абрек покоится на кладбище города Шали.


Дала г1азот къобал дойла хьан, Зеламха!


История из чеченской хроники о трёх настоящих мужчинах

В Притеречье жил абрек Саадулла. Он был объявлен в розыск за участие в налете на Кизлярский банк в отряде абрека Зелимхана. Как-то Саадулла приехал в Ингушетию, где был арестован и приговорен к смерти через повешение.
В центре Назрани соорудили эшафот … Народу собралось много. Руководил казнью начальник судебных приставов Назрановского округа полковник Князев.
Саадулле дали последнее слово. Абрек задумался и сказал: «Полковник, о тебе идет слава как о честном человеке. Сегодня мне нужна помощь — дай мне 24 часа, поверив на слово, что я вернусь. У меня осталось дело, не решив его я не имею права умереть.»
Полковник ответил: «Как я могу отпустить абрека под честное слово?» Однако, добавил полковник; «я знаю что Чеченец давший слово сдержит его и за твою надежду, я сделаю исключение, если найдется мужчина, готовый остаться вместо тебя, зная что через 24 часа его казнят».
Саадулла крикнул в толпу: «Ингуши, а может и Чеченец в гостях, есть среди вас, кто поверил бы мне на слово?»
От толпы отъехал всадник: «Вот тебе мой скакун и доспехи.
Меня зовут Дахкильг. Если Аллаху будет угодно, пусть моя голова висит на этой веревке».
Удивленный полковник посмотрел на двух горцев Чеченца и Ингуша, что они так беспрекословно верят  друг друга в такой непростой ситуации и приказал надеть кандалы на Дахкильга. Тем временем, Саадулла вскочил на скакуна и поминай как звали.
Сутки пролетели мигом. Абрек так и не явился. Дахкильга привели на эшафот и дали последнее слово. Он заявил: «Помоги Аллах этому абреку завершить свое дело! Передайте ему, когда он вернется, что я у матери был один и пусть он ее похороны возьмет на себя.»
 
Дахкильг сбил табурет из-под своих ног… В это время из толпы послышался крик:  «Ради Аллаха пропустите!».  До виселицы было метров сто… Саадулла летел на скаку через толпу и прицельно выстрелил из карабина. Веревка оборвалась.
 
Чеченец  вскочил на эшафот и обнял земляка Ингуша…и сказал я обязан был успеть !!!…  Чеченец Саадулла проводив  Ингуша Дахкильга, и  надел Саадулла на себя петлю и стал ждать команды. Князев посмотрел на солдат,  на горцев и спросил:  «Все видели как в ходе казни оборвалась веревка?»  — Все, Все! — ответил народ  на площади.  Полковник подошел к Саадулле, снял с него петлю и заявил: «По Закону за одно преступление дважды не вешают! Все свободны! И вы, господин абрек!…