Пыточное дело Центра «Э». В Нальчике начинается процесс над семью ингушскими силовиками

В пятницу Нальчикский гарнизонный военный суд приступит к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего начальника Центра противодействия экстремизму при МВД по Ингушетии Тимура Хамхоева, его подчиненных и коллег. Среди предъявленных экс-силовикам обвинений — убийство, вымогательство, избиения задержанных, пытки, грабеж и использование поддельных документов. Егор Сковорода составил краткий справочник по эпизодам этого беспрецедентного дела.
 
Прокурора Хусейна Гагиева попытались убить утром 16 мая, когда около 6:30 на улице Гагарина в Сунже взорвалась боевая граната. Прокурор не пострадал, но охранявший его сотрудник МВД получил черепно-мозговую травму и баротравму, он госпитализирован. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статьям 295 (посягательство на жизнь прокурора) и 317 УК (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов).
 
Гагиев представляет обвинение по делу ингушского Центра «Э», рассмотрение которого начинается сегодня в Нальчикском гарнизонном военном суде. Это первый в России процесс, где на скамье подсудимых оказались сразу пятеро обвиняемых в пытках сотрудников антиэкстремистского управления. О том, почему в республике их называли бандой садистов и вымогателей.


Помимо руководителя Центра «Э» Тимура Хамхоева и его подчиненных обвинения предъявлены также начальнику ОМВД по Сунженскому району республики Магомеду Бекову и оперативнику ФСБ Мустафе Цороеву — именно из-за присутствия в числе подсудимых сотрудника спецслужбы дело рассматривает военный суд. Магомед Беков и замглавы Цетра «Э» Сергей Хандогин находятся под домашним арестом, с оперативника Исы Аспиева взяли подписку о невыезде, остальные обвиняемые содержатся в СИЗО.
 
Многие сотрудники полиции, даже опознанные жертвами пыток, остались в деле свидетелями или «неустановленными лицами». «Медиазона» рассказывает, какие обвинения предъявлены теперь уже бывшим силовикам, большая часть из которых не признает своей вины.
 
Экономика и правоведение. Подделка документов об образовании
Подсудимый: Тимур Хамхоев, в то время стажер МВД по Ингушетии.
 
Что произошло: в 2004 году Тимур Хамхоев сдал в назрановский Институт экономики и правоведения (ИэИП) поддельную справку о том, что с 1999 по 2004 года он учился на заочном отделении Московского открытого социального университета. Следствие установило, что фактически обучение там Хамхоев не проходил, а значит, недействителен и диплом, который он получил в ИЭиП, а затем представил в МВД «в целях придания видимости о получении им высшего образования».
 
Обвинение: использование заведомо подложного документа (часть 3 статьи 327 УК).
 
«Тхэквондо». Пытки Зелимхана Муцольгова
Потерпевший: Зелимхан Муцольгов.
 
Подсудимые: Тимур Хамхоев и Иса Аспиев, в то время оперативники Центра «Э».
 
Что произошло: 5 августа 2010 года обвиняемые задержали жителя села Сурхахи Зелимхана Муцольгова и привезли его в здание Центра «Э» в Назрани. Там в течение пяти суток Хамхоев и Аспиев избивали задержанного, требуя дать признательные показания по делу о покушении на начальника криминальной милиции Карабулака Ильяса Нальгиева (в 2012 году сам Нальгиев получит 8 лет заключения за пытки). Коллеги Хамхоева и Аспиева по Центру «Э» пытали Муцольгова током — они к ответственности до сих пор не привлечены и фигурируют в деле как «неустановленные сотрудники правоохранительных органов».
 
«Током пытали, подвешивали, били в пах и по бедрам, поставили на растяжку и били, спрашивая: «Ну, как тебе наше тхэквондо?»» — вспоминал Зелимхан Муцольгов. Вместе с ним силовики похитили его родственника Ибрагима Точиева, однако тот так и не был признан потерпевшим по делу.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК).
 
«Оказался крайним». Пытки Адама Дакиева
Потерпевший: Адам Дакиев.
 
Подсудимые: и.о. руководителя Центра «Э» Тимур Хамхоев и оперативник Иса Аспиев.
 
Что произошло: 18 мая 2012 года Аспиев и еще не менее пяти неустановленных силовиков в масках задержали сотрудника «Назраньгаза» Адама Дакиева. Его привезли в здание Центра «Э» в Назрани и там, надев наручники, били в течение шести часов, требуя рассказать, где находится его коллега Руслан Яндиев — тот подрался из-за девушки с другим своим сослуживцем Тимуром Куштовым. «Зря вы обидели Тимура», — по словам пострадавшего, эту фразу повторяли сотрудники Центра «Э», среди которых был брат Куштова. Хамхоев также угрожал задержанному новым избиением «в случае его обращения в правоохранительные органы по факту его задержания и доставления в ЦПЭ МВД по Республике Ингушетия».
 
«Мужчина, который представился Хамхоевым Тимуром, обратился к нему и сказал, что его схватили случайно, по ошибке, что он оказался крайним, не в том месте и не в то время, на этот раз они его отпускают, [но] если еще раз он попадется, то живым и здоровым он из здания не выйдет», — пересказывал следователь показания Дакиева.
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК), Аспиеву также предъявлен пункт «б» этой статьи (незаконное применение спецсредств).

«Автомат позолоченный». Пытки Магомеда Аушева
Потерпевший: Магомед Мусаевич Аушев.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев, оперативники Иса Аспиев и Андрей Безносюк.
 
Что произошло: 20 декабря 2014 года в поселке Экажево сотрудники полиции задержали Магомеда Аушева, которого подозревали в том, что, гуляя на свадьбе, он стрелял в воздух из огнестрельного оружия. Вину молодой человек не признавал, и его доставили в Центр «Э», где Хамхоев бил задержанного ногой в пах, Безносюк — ногой в голову, Аспиев — тупым предметом по ногам и спине. На голове у Аушева были два полиэтиленовых пакета, примотанные скотчем; надевали их «неустановленные сотрудники».
 
Магомед вспоминал, что у него «требовали автомат позолоченный», из которого он якобы стрелял. Били всю ночь, «они вообще не отдыхали»; пытали током. «В пах били, по голове, током били, по почками били, по коленям били. Я их увидел через пакет, один порвал его мне, чтобы воду дать», — рассказывал потерпевший.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК).
 
«На протяжении ряда лет правоохранительная верхушка полиции Ингушетии безнаказанно пытала своих граждан и, несмотря на очевидную причастность к преступлениям, продолжала свой преступный промысел. Нет никаких сомнений, что в такой небольшой республике, как Ингушетия, без покровительства руководства и явного бездействия Следственного комитета такое просто невозможно», — говорил «Медиазоне» адвокат Андрей Сабинин, представляющий интересы части потерпевших по инициативе правозащитной организации «Зона права». По его словам, потерпевшие не раз лично обращались к главе Ингушетии Юнус-Беку Евкурову, но тот «не предпринял никаких мер для установления и наказания виновных».


«Шум старого телефона». Пытки его полного тезки Магомеда Аушева
Потерпевший: Магомед Русланович Аушев.
 
Подсудимый: оперативник Центра «Э» Алихан Беков.
 
Что произошло: 15 июля 2016 года оперативник Беков задержал жителя села Сурхахи Магомеда Аушева, которого заподозрили в причастности к подрыву автомобиля Ибрагима Белхороева, одного из лидеров баталхаджинцев. В здании Центра «Э» Беков, требуя от задержанного признательных показаний, вместе с тремя другими оперативниками сначала избивал Аушева, а затем пытал током, подключая провода к пальцам и половым органам. Соучастников Бекова следствие так и не установило.
 
«Как только он лег на пол, ему завели руки назад за спину и завязали скотчем — липкой лентой. Затем он почувствовал, как большие пальцы его ног обвязывают металлическими проводами. <…> На пальцы ног, на которые были привязаны провода, ему налили жидкость без запаха, скорее всего, воду для лучшей проводимости тока. Затем послышался шум, похожий на шум старого телефона, когда телефон раскручивали перед звонком. Сразу же после данного шума ему стало очень больно, и он понял, что его бьют током. Боль была невыносима. <…> Находившиеся на месте лица между собой удивленно переговаривались по поводу того, что он не обмочился от боли в штаны», — пересказывал слова пострадавшего следователь.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК)
 
«Увеличить дозу». Пытки Марем Долиевой
Потерпевшая: Марем Долиева.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев, его заместитель Сергей Хандогин, оперативник Андрей Безносюк и начальник ОМВД по Сунженскому району Магомед Беков.
 
Что произошло: 14 июля 2016 года сотрудники Центра «Э» задержали Марем Долиеву, работавшую кассиром в «Россельхозбанке», который за несколько дней до этого ограбили. Ее привезли в отдел полиции по Сунженскому району, где Беков и Хамхоев потребовали признаться, что Марем и ее муж Магомед Долиев причастны к ограблению. Они стали душить женщину надетым на голову пакетом, одновременно нанося ей удары. Не добившись признаний, Хамхоев дал Хандогину и Безносюку указание перевезти задержанную в здание Центра «Э» в Назрани — в машине они снова надели ей на голову пакет и угрожали насилием. Через несколько часов, перед тем, как отпустить Долиеву, оперативник Безносюк отобрал у нее золотое кольцо.
 
Марем рассказывала, что в одном из кабинетов Центра «Э» ее усадили на стул, скотчем примотав руки к спинке: «Надели на пальцы рук провода какие-то и начали бить током. Потом один говорит: «Это для нее слишком слабо, надо чуть увеличить дозу». Сняли провода с пальцев рук, сняли гольфы, босоножки и надели провода на пальцы ног. Там были такие удары… вспоминать мне страшно».

Марем Долиева. Фото: Сергей Смирнов / 


По утверждению Долиевой, среди тех, кто душил ее пакетом в сунженском отделе полиции, был и Алишер Боротов, занимавший тогда пост замначальника полиции республики — именно он поручил проведение оперативно-розыскных мероприятий по делу об ограблении сотрудникам Центра «Э». В уголовном деле Боротов так и остался свидетелем.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК), забравшему кольцо Безносюку также предъявлены обвинения в грабеже (часть 1 статьи 161).
 
Хасан Кациев, служивший в управлении экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) МВД Ингушетии, тоже стал жертвой пыток в Центре «Э». 21 февраля 2014 года, рассказывал Кациев, его вызвал к себе все тот же замначальника полиции Алишер Боротов. В кабинете уже сидел Тимур Хамхоев и четверо его сотрудников. «Забирай его и поработай с ним», — кивнул Боротов Хамхоеву. Полицейского отвезли в здание Центра «Э» в Назрани, где жестоко избивали и били головой о бетонный пол, требуя признаться, что он «вымогал деньги у определенных лиц». Уголовное дело о пытках Кациева возбуждено, однако обвинения по нему так до сих пор никому и не предъявлены.
«Слышишь крики?». Убийство Магомеда Долиева
Потерпевшие: Назир Долиев и Патимат Юсупова — брат и сестра погибшего.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев, оперативник Алихан Беков.
 
Что произошло: почти одновременно с Марем Долиевой в здание Центра «Э» привезли и ее мужа Магомеда Долиева — от него тоже требовали признания в ограблении «Россельхозбанка». Оперативник Беков по прямому указанию своего начальника Тимура Хамхоева сначала избивал задержанного, а затем «умышленно и осознанно закрыл неустановленным предметом доступ кислорода в его дыхательные пути и применил в отношении него электрический ток, источник которого следствием не установлен». В результате пыток Долиев скончался.
 
Его жена Марем рассказывала, что один из пытавших ее током оперативников поинтересовался: «Ты же голос своего мужа знаешь? Хочешь услышать его крики?». Умирающего от пыток Магомеда Долиева слышал и Магомед Аушев, которого пытали в соседнем кабинете. «Один из находившихся рядом спросил: «Слышишь эти крики?» — и продолжил: «Если ты не признаешься, то мы сделаем с тобой то же самое»», — говорится в протоколе его допроса.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (пункт «а» и «в» части 3 статьи 286 УК), оперативник Беков также обвиняется в убийстве (часть 1 статьи 105).
 
«Разговор интимного характера». Вымогательство у Амила Назарова
Потерпевший: Амил Назаров.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев и оперативник отдела по защите конституционного строя и по борьбе с терроризмом УФСБ по Ингушетии Мустафа Цороев.
 
Что произошло: Хамхоев и Цороев шантажировали работавшего в Ингушетии гражданина Азербайджана Амила Назарова — у них была аудиозапись «разговора интимного характера» между Назаровым и «неустановленной женщиной ингушской национальности». 9 ноября 2016 года сотрудники Центра «Э» задержали Назарова, на голову ему надели пакет и замотали скотчем. Его машину Audi A6 отогнали во двор к оперативнику Аспиеву, а мужчину посадили в другую машину, где Цороев и Хамхоев надели на него наручники и стали бить по голове.
 
Силовики требовали, чтобы азербайджанец заплатил им 800 тысяч рублей, и тогда они не станут распространять компрометирующую запись. Амил Назаров был вынужден согласиться. Его машину, паспорт и iPhone 5s они забрали в залог.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия, спецсредств и причинением тяжких последствий (пункт «а» и «в» части 3 статьи 286 УК), вымогательство (пункт «б» части 3 статьи 163) и похищение паспорта (часть 2 статьи 325). Отобравшему айфон Хамхоеву также предъявлено обвинение в грабеже (часть 1 статьи 161).
 
Возможно, Амил Назаров работал у Абубакара Мальсагова, который занимал пост премьер-министра Ингушетии с сентября 2013 года по ноябрь 2016 года. «Я вам так скажу, — говорил «Медиазоне» родственник одного из пострадавших Ахмед-Башир Аушев. — Хамхоева посадили даже не из-за Долиева. Тут они одного азербайджанца раздели или что-то там сделали, разбойное у них нападение было. Азербайджанец — его прикрывал премьер-министр, по-моему, он работал у него. Вот тут, когда премьер сработал, побоялись и задержали Хамхоева».
 
Задерживали Тимура Хамхоева и его подельника из ФСБ Мустафу Цороева сотрудники республиканского управления УФСБ и центрального аппарата УСБ МВД России.



В Human Rights Watch призвали ФИФА помочь освободить чеченского правозащитника Титиева удерживаемого российскими властями

Правозащитники из международной организации Human Rights Watch (HRW) обратились к Международной федерации футбола (ФИФА) с призывом добиться от России освобождения чеченского правозащитника Оюба Титиева, арестованного в оккупированной Россией столице Чеченской Респулики Ичкерия Джохар ( Грозный) по обвинению в незаконном обороте наркотиков. Соответствующее заявление опубликовано на сайте HRW.
 
В сообщении отмечается, что столица Чечни на время чемпионата мира по футболу станет тренировочной базой для сборной Египта. Таким образом, Чеченская Республика «оказывается в орбите мероприятий чемпионата».





«ФИФА утвердила Чечню как одну из тренировочных баз ЧМ-2018. <…>  Теперь она должна продемонстрировать, что ее политика в области прав человека — это не пустые слова. Добившись освобождения Оюба Титиева, ФИФА могла бы поддержать болельщиков и вообще всех жителей Чечни, где права человека превратились в фикцию», — заявила замдиректора HRW по Европе и Центральной Азии Рейчел Денбер.
 
В сообщении также отмечается, что ФИФА должна добиться освобождения Титиева до начала чемпионата мира по футболу, который стартует уже 14 июня.
 
Титиев был задержан 9 января неподалеку от Грозного. Российские боевики   заявили, что в автомобиле правозащитника было найдено 180 граммов марихуаны.
 
Сам Титиев настаивает на том, что наркотики ему подбросили полицейские. Следственный комитет РФ проводить проверку в связи с неправомерными действиями полицейских отказался.
 
Суд арестовал правозащитника на два месяца — до 9 марта. Затем срок был продлен еще на два месяца, до 9 мая. На прошлой неделе Старопромысловский суд Грозного вновь продлил арест правозащитника, на этот раз до 9 июня.
 
В январе Верховный суд Чечни рассмотрел жалобу Титиева и признал его арест законным. В четверг, 3 мая, Верховный суд ЧР рассмотрит апелляцию на продление ареста правозащитнику, передает «Эхо Москвы».

Российские боевики в оккупированной Чеченской Республике Ичкерия похитили молодых людей

Российские боевики в оккупированной Чеченской Республике Ичкерия похитили молодых людей, одного они уже убили сообщает чеченский блогер Тумсо Абдурахманов.
Похищения произошли по словам Тумско в селении Берд-Къел (Комсомольское) и 25 -го апреля 2018 года российские боевики передали труп похищенного парня родственникам . Убитым является молодой человек   Исраилов Турпал    которого российские боевики объявили бойцом сопротивления .
В руках российских карателей еще находится  другие жители этого селения утверждает Тумсо одним из которых является Шамиль Арсамиков.
Опасаясь за жизнь заложников Тумсо просит вмещаться людей в ситуацию чтоб российские пехотинцы (кадыровцы) не убили молодых людей .

Тумсо Абдурахманов (Abu saddam shishani) об парламенте Чеченской Республики Ичкерия

Чеченский блогер Тумсо Абдурахманов (Abu saddam shishani)  который вынужден стать политическим беженцем иза за продолжающегося геноцида чеченского народа проводимым российской властью, высказался в том что находит полезной работу проводимую депутатами парламента Чеченской Республики Ичкерия.

Видео 

VAYFOND объявляет конкурс для детей. 23 февраля



23 февраля мы отберём 10 лучших участников и выставим их видео, для того, чтобы вы путём голосования, выбрали самых лучших из них.
Занявший 1-ое место получит 15 тысяч рублей,
за 2-ое место 10 тысяч рублей,
за 3-е место 5 тысяч рублей,

За 4-ое и 5-ое места по 1 тысячи рублей и остальные пять участников получат по 500 рублей ин ша Аллаh!

Вы можете присылать свои видео к нам на ватсап или телеграм по номеру +15188558627 до 22 февраля.
@vayfond
https://t.me/vayfond
www.vayfond.com

"Излюбленное - это пытка током": задержанный за наркотики рассказал, как российские силовики пытают подозреваемых

В Чечне с 2017 года проводятся антинаркотические рейды, в ходе которых задержаны сотни людей по подозрению в употреблении наркотиков. Подозреваемых неделями держат в подвале и подвергают пыткам, предпочитая пытку током, пишет «Кавказский узел». Издание приводит рассказ одного из задержанных в рамках антинаркотической кампании и неназванных чеченских силовиков.
 
Антинаркотические рейды проходят в Чечне «практически ежедневно», приводит «Кавказский узел» слова сотрудника одной из местных НПО Мусы. «Забрать человека могут по малейшему поводу. Достаточно даже, если кто-то из задержанных назовет имя [другого человека], если в телефоне найдут его номер», — рассказал правозащитник.
 
По словам Мусы, задержанного могут какое-то время продержать, требуя от него сознаться, что он употреблял или распространял наркотики, а затем выпустить без каких-либо объяснений. «Но этот человек уже „взят на карандаш“, и нет гарантий, что его снова не заберут», — добавил правозащитник.
 
По его словам, силовиков интересуют «результаты, которые они представляют руководству». Облавы ведутся «практически в круглосуточном режиме», подтвердил сотрудник управления республиканского МВД по контролю за оборотом наркотиков. «По указанию руководства республики в августе [2017 года] был создан и действует специальный оперативный штаб», — пояснил он.
 
По данным сотрудника МВД, с августа по декабрь 2017 года из незаконного оборота в Чечне было изъято более 50 килограммов наркотиков и свыше 11 тысяч таблеток.
 
Житель Грозного, который был задержан на автобусной остановке после того, как товарищ попросил его передать «какие-то таблетки» общему знакомому, рассказал на условиях анонимности, как с ним обращались силовики.
 
«После задержания ты, можно сказать, никто. Тебя могут унижать, бить. Самое излюбленное — это пытка током. Нужно только сознаться, что ты наркоман или распространитель наркотиков, и назвать другие имена. Особенно жестоко обращаются с теми, кого поймали на продаже наркотиков. Одного такого пытали током так, что ощущался запах горелого мяса», — рассказал молодой человек.
 
По его словам, его и около 200 других задержанных держали в подвальном помещении. «Там нас было человек 200, может быть чуть меньше. Везде была грязь, большая влажность, страшная вонь. Одному стало плохо, на наши просьбы помочь [силовики] сказали, что это не их проблема. Задержанных там бьют током, а потом поднимают из подвала в большое помещение, и там мулла читает Коран и рассказывает о вреде наркотиков. И это может продолжаться днями, а для кого-то и неделями», — рассказал житель Грозного.
 
Сам он, по его словам, провел в заключении около двух недель. «Разобрались и отпустили. Никто ничего не объяснял, не извинился. Выпустили — и радуйся, что не стал калекой или не попал надолго в тюрьму. Я потом несколько дней дома отлеживался, приходил в себя», — сообщил молодой человек.
 
Сотрудник правоохранительных органов опроверг сведения о пытках задержанных. «Естественно, они будут рассказывать разные страшные вещи, лишь бы не признать свою вину», — сказал он. В то же время он подтвердил, что «иногда задерживаются невиновные», но после разбирательства их отпускают. Также с задержанными проводятся «разъяснительные беседы» с участием богословов.
 
Массовые задержания по делам о наркотиках начались в октябре 2017 года. Местные жители предположили, что это демонстрация власти, и в том же месяце Рамзан Кадыров заявил о выселении из Чечни торговцев наркотиками и их семей, а «Новая газета» распространила фрагмент аудиозаписи выступления Кадырова, когда он, по версии издания, пригрозил расстреливать наркоманов.
 
В МВД республики уже официально опровергали применение пыток к задержанным. Заявление было выпущено после того, как братья Магомед-Али и Магомед-Сидик Межидовы, задержанные в Чечне во время антинаркотической кампании, пожаловались в прокуратуру на пытки, вынудившие их оговорить себя.
 
Наркотики давно являются способом расправы с оппонентами. Рамзан Кадыров в январе почти всю семью руководителя чеченского отделения «Мемориала» Оюба Титиева, арестованного по подозрению в хранении наркотиков, представил как наркоманов: он говорил, что имеются доказательства, будто сам Титиев-старший употреблял анашу, и утверждал, что его сын тоже является наркоманом. По словам Кадырова, «наркоманов в Чечне ловили тысячами, никто за них не заступался»: «Стоило поймать их наркомана, и весь мир встал».
 
Ранее 16 декабря издание Republic опубликовало расследование, посвященное объявленной президентом Рамзаном Кадыровым антинаркотической кампании в Чечне. В нем утверждается, что силовики задерживают людей, а затем пытают, добиваясь признаний в распространении и употреблении наркотиков.
Как утверждает издание, нынешняя антинаркотическая кампания стартовала после совещания с руководством МВД, которое прошло 12 августа. Тогда Кадыров объявил о создании штаба по борьбе с наркоманией. Republic приводит сведения о незаконных задержаниях, о содержании подозреваемых под стражей без решения суда, пытках током и избиениях.

«Геноцид армян» не является историческим фактом - вердикт ЕСПЧ

В Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге состоялось заседание Большой палаты Суда, на котором был зачитан окончательный вердикт по апелляции правительства Швейцарии против решения ЕСПЧ от 17 декабря 2013 года по иску «Догу Перинчек против Швейцарии».


Тогда Швейцария, против которой судился турецкий политик Догу Перинчек, начисто проиграла дело, однако армянская диаспора заставила официальный Берн подать апелляцию. Дело отца продолжил Мехмет Перинчек.


Большая палата ЕСПЧ сегодня отвергла апелляцию Швейцарии и оставила прежнее решение неизменным.


Заседанию Большой палаты Евросуда не помешало присутствие в Страсбурге внушительной делегации из Армении, которую возглавлял генпрокурор Геворг Костанян.Незадолго до вынесения вердикта Большой палаты Костанян заявил журналистам, что ожидает от ЕСПЧ решения, в котором не будет формулировок, ставящих под сомнение «геноцид армян».


Но ЕСПЧ подтвердил свое прежнее решение, гласящее, что армянский нарратив о «геноциде 1915 года» нельзя рассматривать как факт и между событиями 1915 года и Холокостом нет ничего общего.


Два года назад ЕСПЧ постановил, что нарратив о «геноциде 1915 года» — это всего лишь мнение (одно из многих, включая противоположные), а не факт, и дискуссии по этому вопросу, продолжающиеся среди ученых, к консенсусу пока так и не привели.


Интересы армян в ЕСПЧ защищали известные адвокаты Джеффри Робертсон, Амаль Рамзи Клуни, Тоби Колис.