ЗАЧЕМ РОССИИ НУЖНЫ ТАКИЕ, КАК ЯНДИЕВ?

17 июля состоялась выдача Аслана Яндиева из Словакии в Россию. Он был доставлен самолетом с конвоем ФСБ и УФСИН в российскую тюрьму.


Казалось бы, в чем выгода этой экстрадиции, которая сильно повредила международной репутации России среди правовых государств? Человек сидел 8 лет по ложному обвинению, не признавал вину, обжаловал арест всеми возможными способами, просил политическое убежище в Европейском союзе. А теперь в России вдруг найдутся (якобы уже нашлись) весомые неоспоримые доказательства для его обвинения. Любой человек в здравом уме сделает вывод, что такие доказательства подделаны или получены бесчестными варварскими методами, которых в силовых структурах предостаточно. Но зачем же российским ведомствам так портить образ государства на международной арене?


Давайте посмотрим, в каком ракурсе это событие было представлено гражданам России.


На следующий день после экстрадиции Аслана Яндиева пресс-служба ФСБ дала официальный комментарий, который мгновенно распространился через политизированные СМИ по всей России – в Интернете, на телевидении и в печатных изданиях. Опасный террорист, бандит, убийца наконец-то доставлен для расправы. Какая большая и успешная работа была проделана при сотрудничестве с дружественной Словакией. Государство борется с терроризмом, вот вам результат. Такая искаженная информация создает иллюзорную картину в головах жителей России, которые не осведомлены о реальной ситуации. Соответственно, подобные лживые новости способствуют формированию и поддержке общественного мнения: у россиян складывается впечатление, что деньги от их налогов идут куда надо – на борьбу с терроризмом, которая якобы приносит плоды. Хотя кто реальный виновник и организатор тех преступлений, в которых обвиняют Аслана Яндиева, до сих пор широким массам неизвестно.


Использован гениальный механизм: ставим Яндиева в наручниках-ремнях перед видеокамерой, задаем ему вопрос, так чтобы из его уст прозвучало «меня обвиняют в терроризме, бандитизме и убийствах», выбираем из всего видеоряда удачный кадр, когда он устало смотрит в объектив, и на основе этого видео специально обученный копирайтер начинает формировать образ супер-злодея. А россияне читают-слушают-смотрят эту криминальную фантастику и начинают думать: вот из-за таких Яндиевых приходится откладывать пенсионный возраст, деньги нужны на борьбу с терроризмом. И финансирование лечения тяжелобольных тоже сократили – а что, они все равно скоро умрут, а деньги нужны на борьбу с терроризмом. Нам запретили LinkedIn и Telegram – так это нужно для борьбы с терроризмом. Проведен пакет Яровой, теперь все наши сообщения может прочитать ФСБ – ага, мы зря волновались, это для нашей же безопасности, и нужно для борьбы с терроризмом. Все наши неудобства, оказывается, из-за вот таких, как Яндиев. А чиновники и силовики – герои, они ж с таким трудом его достали из Словакии. Отлично, недовольство российского народа сглажено и подавлено. Все счастливы и уверены в светлом будущем. Россияне, работайте дальше как кони на благо режима, силовики же для вас стараются. И сильно не показывайте свое несогласие, а то ж на месте Аслана можно оказаться.


Автор: Исса Свенссон

Источник: www.vayfond.com

Выдан Европой

Правозащитники опасаются за жизнь экстрадированного из Словакии в Россию Аслана Яндиева



Братислава проигнорировала запрет Комитета ООН по правам человека на экстрадицию ингуша Аслана Яндиева в Россию. По мнению правозащитников, ему грозит длительный срок по сфабрикованному делу.


Остановить процедуру экстрадиции Аслана Яндиева в Россию Комитет ООН по правам человека решил в июне. Об этом хлопотал словацкий адвокат Лукас Опетт. Министерство юстиции в Братиславе сначала согласилось с решением Комитета, но потом неожиданно передумало. Благотворительная ассоциация "Vayfond" (Швеция) привлекла к защите Яндиева еще одного адвоката со значительным опытом работы в экстрадиционных делах. Но остановить бюрократическую машину не удалось. Чиновники проигнорировали обращения правозащитников и многочисленные публикации в словацких и международных СМИ, утверждавших – вина Яндиева не доказана, а в России его ждут пытки и фальсификация уголовного дела. Они основывались, в частности, на материалах Комитета «Гражданское содействие» и правозащитного центра «Мемориал», а также на опыте других граждан России, экстрадированых из государств Евросоюза.

Как Яндиев стал «террористом»

Зоотехник Аслан Яндиев проживал с семьей в Пригородном районе Северной Осетии. МВД республики связывает его с тремя ингушами, осужденными в 2006 году. Умар Хадзиев, Алихан Оздоев и Рустам Цуров были приговорены к длительным срокам заключения по обвинению в участии в незаконном вооруженном формировании, терактах и убийствах.

По словам Тимура Яндиева, брата Аслана, Хадзиев, Оздоев и Цуров заявили в суде, что под пытками оговорили жителя Назрани Мурада Гасаева и Яндиева. Они обратились в Европейский суд по правам человека с жалобой на пытки, но решения по их жалобе до сих пор нет. Именно показания троих земляков стали основанием для возбуждения дела против Яндиева, считает семья арестованного ингуша.


«Он болел постоянно, с детства, лежал в больницах. Он нигде не воевал», – сказал в комментарии «Кавказ.Реалии» Тимур Яндиев.


Мурад Гасаев, которого обвинили с Яндиевым по одному делу, был арестован, подвергся пыткам, но выдержал и не оговорил себя. За отсутствием доказательств был освобожден. Впоследствии он покинул Россию и получил статус беженца во Франции. «Мемориал» и «Гражданское содействие» в своем обращении по делу Яндиева отметили, что с тех пор ситуация с соблюдением прав человека в России ухудшилась, и Аслану Яндиеву на освобождение рассчитывать не приходится.


По неофициальной информации Аслан Яндиев покинул Россию по поддельным документам. Его мать сообщила «Мемориалу», что он безуспешно пытался получить убежище в Словакии, после отказа обратился за защитой в Швейцарию и Бельгии. И опять неудачно. Его выслали в Словакию, где он уже под своим именем повторно обратился за статусом беженца. После этого он был арестован и семь лет провел в словацкой тюрьме.


Адвокат Лукас Опетт, защищавший Яндиева, дважды обращался в Европейский суд по правам человека, но в Страсбурге отказались остановить экстрадицию. Такое решение принял Комитет ООН по правам человека. Министерство юстиции Словакии сначала согласилось с решением Комитета ООН, но вскоре передумало. Есть основания считать, что причины такого решения – политические. Молодой, но опытный адвокат Опетт работает в юридической компании «Коликова и партнеры», совладелица которой Мария Коликова имеет серьезные связи в словацком Минюсте.


Представитель благотворительной организации "Vayfond" (Швеция) Амина Садулаева в комментарии «Кавказ.Реалии» предположила, что смена правительства в Братиславе в марте текущего года стала одной из причин такого решения министерства. 


Типичное дело

 Дело Яндиева – не уникальное, говорит Амина Садулаева. «Такое случается часто, особенно в Германии. Случай, который также попал к нам очень поздно – это экстрадиция Адама Албакова. Факт фабрикации уголовного дела в отношении него был настолько очевиден, что доказывать обратное казалось бессмысленным. О том, что российская прокуратура придумала эти обвинения, знали и сами немецкие власти, однако посчитали, что они могут поверить российским гарантиям и выдать нашего соотечественника на их 'справедливый' суд. Дальнейшая судьба Адама нам неизвестна», – сказала она. «Гражданское содействие» и «Мемориал» в своем документе по делу Яндиева приводят историю с похищением в Москве в 2015 году чеченца Заурбека Жамалдаева, ранее депортированного из Польши. После исчезновения Жамалдаева о его судьбе ничего не известно.


ФСБ уже подтвердила, что Яндиев был доставлен в Москву. Ожидается его этапирование в Северную Осетию. «Думаю, что и суд, и следствие будет проходить здесь, хотя официальных данных, что Аслан уже в республике, пока нет», – сказал Тимур Яндиев в комментарии «Кавказ.Реалии». Он добавил, что сделал все необходимое для подписания договора о юридической помощи брату с адвокатом Андреем Сабининым, известным по делу журналиста Николая Семены в Крыму, а также по истории украинца Павла Гриба и ряду других резонансных дел, расследованных ФСБ. Сам Сабинин сказал «Кавказ.Реалии», что пока не готов комментировать перспективы дела Яндиева.


«Я в дело еще не вступил, клиента, моего подзащитного еще не видел, в Следственный комитет оригинал моего адвокатского удостоверения, ордера не представлен. …Самое главное – это отсутствие согласия доверителя на оказание ему этой помощи. И должно быть его согласие на комментирование дела в СМИ», – отметил Сабинин.


Юристы, причастные к делу Яндиева, говорят, что мотивы решения словацкого Минюста экстрадировать тяжело больного ингуша за пределами их профессиональных интересов. С ними согласен бывший профессор Кубанского университета (Краснодар), а ныне проживающий в Украине беженец Михаил Савва. «Во многих государствах есть политически мотивированные чиновники, особенно когда речь идет о мусульманах. Яндиева называли 'членом банды Басаева', хотя это не доказано. Но для властей Словакии этого оказалось достаточно», – отметил политолог. Он не исключил, что словацкие чиновники могли руководствоваться экономическими мотивами, а также считает возможным использование шантажа и подкупа против словацких должностных лиц со стороны российских спецслужб. Савва назвал игнорирование Братиславой запрета экстрадиции Комитета ООН серьезным вызовом для правозащитников. «Если не будет с их стороны адекватного ответа, такие случаи будут повторяться», – предупреждает политолог.

Источник:Кавказ.Реалии


 
 

В Ингушетии конфликт соседей привел к стрельбе и гибели двух человек

В Ингушетии в результате бытовой ссоры между соседями погибли два человека, сообщает источник  с места проишествия .
 
«По имеющейся предварительной информации, житель Сунженского района пошел разбираться к соседям из-за сильного шума в их дворе, где он в результате словесной перепалки, переросшей в конфликт, застрелил одного из жильцов», — рассказал собеседник агентства.
 
После этого, по его данным, «родственники убитого нанесли стрелявшему ножевые ранения, от которых он скончался».
 

Пыточное дело Центра «Э». В Нальчике начинается процесс над семью ингушскими силовиками

В пятницу Нальчикский гарнизонный военный суд приступит к рассмотрению уголовного дела в отношении бывшего начальника Центра противодействия экстремизму при МВД по Ингушетии Тимура Хамхоева, его подчиненных и коллег. Среди предъявленных экс-силовикам обвинений — убийство, вымогательство, избиения задержанных, пытки, грабеж и использование поддельных документов. Егор Сковорода составил краткий справочник по эпизодам этого беспрецедентного дела.
 
Прокурора Хусейна Гагиева попытались убить утром 16 мая, когда около 6:30 на улице Гагарина в Сунже взорвалась боевая граната. Прокурор не пострадал, но охранявший его сотрудник МВД получил черепно-мозговую травму и баротравму, он госпитализирован. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статьям 295 (посягательство на жизнь прокурора) и 317 УК (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов).
 
Гагиев представляет обвинение по делу ингушского Центра «Э», рассмотрение которого начинается сегодня в Нальчикском гарнизонном военном суде. Это первый в России процесс, где на скамье подсудимых оказались сразу пятеро обвиняемых в пытках сотрудников антиэкстремистского управления. О том, почему в республике их называли бандой садистов и вымогателей.


Помимо руководителя Центра «Э» Тимура Хамхоева и его подчиненных обвинения предъявлены также начальнику ОМВД по Сунженскому району республики Магомеду Бекову и оперативнику ФСБ Мустафе Цороеву — именно из-за присутствия в числе подсудимых сотрудника спецслужбы дело рассматривает военный суд. Магомед Беков и замглавы Цетра «Э» Сергей Хандогин находятся под домашним арестом, с оперативника Исы Аспиева взяли подписку о невыезде, остальные обвиняемые содержатся в СИЗО.
 
Многие сотрудники полиции, даже опознанные жертвами пыток, остались в деле свидетелями или «неустановленными лицами». «Медиазона» рассказывает, какие обвинения предъявлены теперь уже бывшим силовикам, большая часть из которых не признает своей вины.
 
Экономика и правоведение. Подделка документов об образовании
Подсудимый: Тимур Хамхоев, в то время стажер МВД по Ингушетии.
 
Что произошло: в 2004 году Тимур Хамхоев сдал в назрановский Институт экономики и правоведения (ИэИП) поддельную справку о том, что с 1999 по 2004 года он учился на заочном отделении Московского открытого социального университета. Следствие установило, что фактически обучение там Хамхоев не проходил, а значит, недействителен и диплом, который он получил в ИЭиП, а затем представил в МВД «в целях придания видимости о получении им высшего образования».
 
Обвинение: использование заведомо подложного документа (часть 3 статьи 327 УК).
 
«Тхэквондо». Пытки Зелимхана Муцольгова
Потерпевший: Зелимхан Муцольгов.
 
Подсудимые: Тимур Хамхоев и Иса Аспиев, в то время оперативники Центра «Э».
 
Что произошло: 5 августа 2010 года обвиняемые задержали жителя села Сурхахи Зелимхана Муцольгова и привезли его в здание Центра «Э» в Назрани. Там в течение пяти суток Хамхоев и Аспиев избивали задержанного, требуя дать признательные показания по делу о покушении на начальника криминальной милиции Карабулака Ильяса Нальгиева (в 2012 году сам Нальгиев получит 8 лет заключения за пытки). Коллеги Хамхоева и Аспиева по Центру «Э» пытали Муцольгова током — они к ответственности до сих пор не привлечены и фигурируют в деле как «неустановленные сотрудники правоохранительных органов».
 
«Током пытали, подвешивали, били в пах и по бедрам, поставили на растяжку и били, спрашивая: «Ну, как тебе наше тхэквондо?»» — вспоминал Зелимхан Муцольгов. Вместе с ним силовики похитили его родственника Ибрагима Точиева, однако тот так и не был признан потерпевшим по делу.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК).
 
«Оказался крайним». Пытки Адама Дакиева
Потерпевший: Адам Дакиев.
 
Подсудимые: и.о. руководителя Центра «Э» Тимур Хамхоев и оперативник Иса Аспиев.
 
Что произошло: 18 мая 2012 года Аспиев и еще не менее пяти неустановленных силовиков в масках задержали сотрудника «Назраньгаза» Адама Дакиева. Его привезли в здание Центра «Э» в Назрани и там, надев наручники, били в течение шести часов, требуя рассказать, где находится его коллега Руслан Яндиев — тот подрался из-за девушки с другим своим сослуживцем Тимуром Куштовым. «Зря вы обидели Тимура», — по словам пострадавшего, эту фразу повторяли сотрудники Центра «Э», среди которых был брат Куштова. Хамхоев также угрожал задержанному новым избиением «в случае его обращения в правоохранительные органы по факту его задержания и доставления в ЦПЭ МВД по Республике Ингушетия».
 
«Мужчина, который представился Хамхоевым Тимуром, обратился к нему и сказал, что его схватили случайно, по ошибке, что он оказался крайним, не в том месте и не в то время, на этот раз они его отпускают, [но] если еще раз он попадется, то живым и здоровым он из здания не выйдет», — пересказывал следователь показания Дакиева.
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК), Аспиеву также предъявлен пункт «б» этой статьи (незаконное применение спецсредств).

«Автомат позолоченный». Пытки Магомеда Аушева
Потерпевший: Магомед Мусаевич Аушев.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев, оперативники Иса Аспиев и Андрей Безносюк.
 
Что произошло: 20 декабря 2014 года в поселке Экажево сотрудники полиции задержали Магомеда Аушева, которого подозревали в том, что, гуляя на свадьбе, он стрелял в воздух из огнестрельного оружия. Вину молодой человек не признавал, и его доставили в Центр «Э», где Хамхоев бил задержанного ногой в пах, Безносюк — ногой в голову, Аспиев — тупым предметом по ногам и спине. На голове у Аушева были два полиэтиленовых пакета, примотанные скотчем; надевали их «неустановленные сотрудники».
 
Магомед вспоминал, что у него «требовали автомат позолоченный», из которого он якобы стрелял. Били всю ночь, «они вообще не отдыхали»; пытали током. «В пах били, по голове, током били, по почками били, по коленям били. Я их увидел через пакет, один порвал его мне, чтобы воду дать», — рассказывал потерпевший.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК).
 
«На протяжении ряда лет правоохранительная верхушка полиции Ингушетии безнаказанно пытала своих граждан и, несмотря на очевидную причастность к преступлениям, продолжала свой преступный промысел. Нет никаких сомнений, что в такой небольшой республике, как Ингушетия, без покровительства руководства и явного бездействия Следственного комитета такое просто невозможно», — говорил «Медиазоне» адвокат Андрей Сабинин, представляющий интересы части потерпевших по инициативе правозащитной организации «Зона права». По его словам, потерпевшие не раз лично обращались к главе Ингушетии Юнус-Беку Евкурову, но тот «не предпринял никаких мер для установления и наказания виновных».


«Шум старого телефона». Пытки его полного тезки Магомеда Аушева
Потерпевший: Магомед Русланович Аушев.
 
Подсудимый: оперативник Центра «Э» Алихан Беков.
 
Что произошло: 15 июля 2016 года оперативник Беков задержал жителя села Сурхахи Магомеда Аушева, которого заподозрили в причастности к подрыву автомобиля Ибрагима Белхороева, одного из лидеров баталхаджинцев. В здании Центра «Э» Беков, требуя от задержанного признательных показаний, вместе с тремя другими оперативниками сначала избивал Аушева, а затем пытал током, подключая провода к пальцам и половым органам. Соучастников Бекова следствие так и не установило.
 
«Как только он лег на пол, ему завели руки назад за спину и завязали скотчем — липкой лентой. Затем он почувствовал, как большие пальцы его ног обвязывают металлическими проводами. <…> На пальцы ног, на которые были привязаны провода, ему налили жидкость без запаха, скорее всего, воду для лучшей проводимости тока. Затем послышался шум, похожий на шум старого телефона, когда телефон раскручивали перед звонком. Сразу же после данного шума ему стало очень больно, и он понял, что его бьют током. Боль была невыносима. <…> Находившиеся на месте лица между собой удивленно переговаривались по поводу того, что он не обмочился от боли в штаны», — пересказывал слова пострадавшего следователь.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК)
 
«Увеличить дозу». Пытки Марем Долиевой
Потерпевшая: Марем Долиева.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев, его заместитель Сергей Хандогин, оперативник Андрей Безносюк и начальник ОМВД по Сунженскому району Магомед Беков.
 
Что произошло: 14 июля 2016 года сотрудники Центра «Э» задержали Марем Долиеву, работавшую кассиром в «Россельхозбанке», который за несколько дней до этого ограбили. Ее привезли в отдел полиции по Сунженскому району, где Беков и Хамхоев потребовали признаться, что Марем и ее муж Магомед Долиев причастны к ограблению. Они стали душить женщину надетым на голову пакетом, одновременно нанося ей удары. Не добившись признаний, Хамхоев дал Хандогину и Безносюку указание перевезти задержанную в здание Центра «Э» в Назрани — в машине они снова надели ей на голову пакет и угрожали насилием. Через несколько часов, перед тем, как отпустить Долиеву, оперативник Безносюк отобрал у нее золотое кольцо.
 
Марем рассказывала, что в одном из кабинетов Центра «Э» ее усадили на стул, скотчем примотав руки к спинке: «Надели на пальцы рук провода какие-то и начали бить током. Потом один говорит: «Это для нее слишком слабо, надо чуть увеличить дозу». Сняли провода с пальцев рук, сняли гольфы, босоножки и надели провода на пальцы ног. Там были такие удары… вспоминать мне страшно».

Марем Долиева. Фото: Сергей Смирнов / 


По утверждению Долиевой, среди тех, кто душил ее пакетом в сунженском отделе полиции, был и Алишер Боротов, занимавший тогда пост замначальника полиции республики — именно он поручил проведение оперативно-розыскных мероприятий по делу об ограблении сотрудникам Центра «Э». В уголовном деле Боротов так и остался свидетелем.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК), забравшему кольцо Безносюку также предъявлены обвинения в грабеже (часть 1 статьи 161).
 
Хасан Кациев, служивший в управлении экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) МВД Ингушетии, тоже стал жертвой пыток в Центре «Э». 21 февраля 2014 года, рассказывал Кациев, его вызвал к себе все тот же замначальника полиции Алишер Боротов. В кабинете уже сидел Тимур Хамхоев и четверо его сотрудников. «Забирай его и поработай с ним», — кивнул Боротов Хамхоеву. Полицейского отвезли в здание Центра «Э» в Назрани, где жестоко избивали и били головой о бетонный пол, требуя признаться, что он «вымогал деньги у определенных лиц». Уголовное дело о пытках Кациева возбуждено, однако обвинения по нему так до сих пор никому и не предъявлены.
«Слышишь крики?». Убийство Магомеда Долиева
Потерпевшие: Назир Долиев и Патимат Юсупова — брат и сестра погибшего.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев, оперативник Алихан Беков.
 
Что произошло: почти одновременно с Марем Долиевой в здание Центра «Э» привезли и ее мужа Магомеда Долиева — от него тоже требовали признания в ограблении «Россельхозбанка». Оперативник Беков по прямому указанию своего начальника Тимура Хамхоева сначала избивал задержанного, а затем «умышленно и осознанно закрыл неустановленным предметом доступ кислорода в его дыхательные пути и применил в отношении него электрический ток, источник которого следствием не установлен». В результате пыток Долиев скончался.
 
Его жена Марем рассказывала, что один из пытавших ее током оперативников поинтересовался: «Ты же голос своего мужа знаешь? Хочешь услышать его крики?». Умирающего от пыток Магомеда Долиева слышал и Магомед Аушев, которого пытали в соседнем кабинете. «Один из находившихся рядом спросил: «Слышишь эти крики?» — и продолжил: «Если ты не признаешься, то мы сделаем с тобой то же самое»», — говорится в протоколе его допроса.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий (пункт «а» и «в» части 3 статьи 286 УК), оперативник Беков также обвиняется в убийстве (часть 1 статьи 105).
 
«Разговор интимного характера». Вымогательство у Амила Назарова
Потерпевший: Амил Назаров.
 
Подсудимые: глава Центра «Э» Тимур Хамхоев и оперативник отдела по защите конституционного строя и по борьбе с терроризмом УФСБ по Ингушетии Мустафа Цороев.
 
Что произошло: Хамхоев и Цороев шантажировали работавшего в Ингушетии гражданина Азербайджана Амила Назарова — у них была аудиозапись «разговора интимного характера» между Назаровым и «неустановленной женщиной ингушской национальности». 9 ноября 2016 года сотрудники Центра «Э» задержали Назарова, на голову ему надели пакет и замотали скотчем. Его машину Audi A6 отогнали во двор к оперативнику Аспиеву, а мужчину посадили в другую машину, где Цороев и Хамхоев надели на него наручники и стали бить по голове.
 
Силовики требовали, чтобы азербайджанец заплатил им 800 тысяч рублей, и тогда они не станут распространять компрометирующую запись. Амил Назаров был вынужден согласиться. Его машину, паспорт и iPhone 5s они забрали в залог.
 
Обвинение: превышение должностных полномочий с применением насилия, спецсредств и причинением тяжких последствий (пункт «а» и «в» части 3 статьи 286 УК), вымогательство (пункт «б» части 3 статьи 163) и похищение паспорта (часть 2 статьи 325). Отобравшему айфон Хамхоеву также предъявлено обвинение в грабеже (часть 1 статьи 161).
 
Возможно, Амил Назаров работал у Абубакара Мальсагова, который занимал пост премьер-министра Ингушетии с сентября 2013 года по ноябрь 2016 года. «Я вам так скажу, — говорил «Медиазоне» родственник одного из пострадавших Ахмед-Башир Аушев. — Хамхоева посадили даже не из-за Долиева. Тут они одного азербайджанца раздели или что-то там сделали, разбойное у них нападение было. Азербайджанец — его прикрывал премьер-министр, по-моему, он работал у него. Вот тут, когда премьер сработал, побоялись и задержали Хамхоева».
 
Задерживали Тимура Хамхоева и его подельника из ФСБ Мустафу Цороева сотрудники республиканского управления УФСБ и центрального аппарата УСБ МВД России.



СМИ сообщили об обнаружении тела бывшего министра труда Ингушетии

В столице Ингушетии Магасе обнаружено тело бывшего главы министерства труда, занятости и социального развития республики Багауддина Маршани. Об этом сообщают СМИ  .
 
Бывшего министра нашли мертвым в районе гостиницы «Небоскреб». Рядом с мужчиной были найдены его супруга и 10-летний сын. Они были без сознания, уточнил собеседник агентства.
 
По данным «Пятого канала», женщина и ребенок были госпитализированы в республиканскую больницу.
 
Предположительно, причиной ЧП стало отравление угарным газом. Однако специалисты при обследовании гостиничного номера не обнаружили следов аварии.
 
Позже пресс-секретарь управления СКР по Ингушетии Зураб Героев сообщил ТАСС, что предположительной причиной смерти Багауддина Маршани является отравление угарным газом. Супруга и сын бывшего министра находятся в реанимации.

Российские каратели на пути в Чечню. Ингушетия. 1994 год.

В селе Махкеты Веденского района в самом центре села стоит средневековая вайнахская боевая башня.Башня носит имя Тамерлана Горчханова и будет символизировать нерушимое единство чеченского и ингушского народов.Общая высота башни – 22 метра. Ширина у основания – 7 метров. На 6 этажах башни будут размещены экспозиции различных исторических эпох. На самом верху — смотровая площадка. Тамерлан Горчханов – министр здравоохранения Ингушетии, 11 декабря 1994 г. бесстрашно преградил путь колонне танков pоссийскиx карателей, двигавшихся к Грозному. Он поставил свою машину поперек дороги, призывая военных проявить разум и гуманизм. Машину смяли гусеницами танков, а жестоко избитого министра бросили умирать на обочине, и он стал одной из первых невинных жертв войны… Четверо ингушей погибло в тот день в селении Барсуки, пытаясь остановить продвижение колонны, на пути которой ингуши возводили препятствия и сжигали машины.

Обвиняемого в пытках экс-начальника центра "Э" в Ингушетии заподозрили в подделке диплома

На бывшего начальника Центра по противодействию экстремизму МВД Ингушетии Тимура Хамхоева завели еще одно уголовное дело: его подозревают в использовании поддельного диплома о высшем образовании, сообщил в понедельник агентству «Интерфакс» информированный источник.
 
«Уголовное дело в отношении Хамхоева по подозрению в использовании подложного документа возбудили по части 3 статьи 327 УК РФ », — сказал он.
 
Хамхоева и еще четверых сотрудников Центра «Э» обвиняют в убийстве, разбое, вымогательстве и применении насилия в отношении задержанных.
 
По версии следствия, 15 июля 2016 года полицейские в здании ЦПЭ МВД Ингушетии применили физическое насилие к кассиру банка Марем Далиевой и ее супругу Магомеду. Стражи порядка требовали от задержанных признания в организации и совершении 11 июля разбойного нападения на офис регионального филиала Россельхозбанка, в результате которого преступники похитили более 12 млн рублей.
 
Как установили следователи, супругов били твердым тупым предметом по лицу и другим частям тела, после чего перекрыли доступ воздуха Далиеву. В результате он скончался от асфиксии в служебном кабинете Центра «Э».
 
Следователи также полагают, что 9 ноября 2016 года сотрудники Центра «Э» вывезли гражданина Азербайджана в безлюдное место и, применив насилие, завладели его дорогостоящим автомобилем и мобильным телефоном, а также потребовали у него передачи в течение месяца 800 тыс. рублей.
 
Также бывшим полицейским вменяют избиение местных жителей, одного из которых заподозрили в стрельбе на свадьбе, а второго — в совершении посягательства на жизнь сотрудника Центра «Э». Еще одного задержанного, по версии следствия, полицейские пытали током.
 
В рамках расследования были предъявлены обвинения пяти сотрудникам ЦПЭ МВД республики, в том числе бывшему начальнику ЦПЭ Хамхоеву и его заместителю Сергею Хандогину, а также экс-начальнику ОВД по Сунженскому району Ингушетии Магомеду Бекову.
 
В июле Верховный Суд Ингушетии продлил срок содержания под стражей Хамхоеву на 2 месяца.