Тумсо Абдурахманов (Abu saddam shishani) об парламенте Чеченской Республики Ичкерия

Чеченский блогер Тумсо Абдурахманов (Abu saddam shishani)  который вынужден стать политическим беженцем иза за продолжающегося геноцида чеченского народа проводимым российской властью, высказался в том что находит полезной работу проводимую депутатами парламента Чеченской Республики Ичкерия.

Видео 

Тумсо Абдурахманов: «Обиды на Грузию у меня нет»

Известный чеченский видеоблогер Тумсо Абдурахманов уже два года не может вернуться на родину — в Чечню. В ноябре 2015-го в Грозном автомобиль Абдурахманова, занимавшего на тот момент должность замглавы республиканской компании «Электросвязи», был остановлен кортежем руководителя администрации главы и правительства Чечни Ислама Кадырова. Родственнику Рамзана Кадырова не понравилась борода Абдурахманова. Чеченские власти попытались обвинить молодого человека в религиозном экстремизме и связях с терроризмом. Тумсо был вынужден покинуть республику. Вместе с семьей он перебрался в Грузию, где намеревался получить убежище. Но в Тбилиси ему отказали, объяснив это тем, что его пребывание в Грузии противоречит интересам страны. Летом этого года Абдурахманов покинул Грузию.— Тумсо, когда ты покинул Грузию, ты отказывался назвать место, куда перебрался. Можешь ли ты сказать сейчас, где находишься? С тобой ли твоя семья? Получил ли ты убежище?

— Я по-прежнему не могу назвать страну, в которой сейчас нахожусь. Не могу из соображений своей безопасности. Опасаюсь различных провокационных действий со стороны России, которые могут усложнить мое, и без того, сложное положение в настоящее время. Моя семья находится со мной. Мы все вместе находимся под арестом в специальной тюрьме для семейных. Мое прошение о предоставлении политического убежища находится в процессе рассмотрения. Мы ожидаем решения.


— Почему ты покинул Грузию? Тебе отказали в убежище, но насколько известно, тебя не вынуждали покинуть страну. Грозила ли тебе в Грузии опасность? Как ты считаешь, могли ли грузинские власти выдать тебя Грозному?


— Грузию я покинул по причине отказа в предоставлении мне убежища. Мотивация отказа была явно политическая. Когда я обжаловал данное решение в Тбилисском суде, суд так же поддержал решение министерства по делам беженцев и отказал мне. Было очевидно, что решение принято в каких-то высоких кабинетах и суд здесь был бессилен. Принуждение покинуть страну — это понятие очень растяжимое. Да, ко мне не залетал спецназ в масках и мне не угрожали депортацией, но само решение министерства по делам беженцев, а далее и суда, это был отчетливый посыл от грузинской власти: «уезжай по-хорошему, не доводи до греха». А в конце мая 2017 года, я увидел и пример «греха», когда в центре Тбилиси был похищен Афган Мухтарлы и затем он оказался в руках азербайджанских властей. Этот случай конечно ускорил принятие мною решения об отъезде.— Нет ли у тебя обиды на Грузию?


— Нет, у меня нет обиды на Грузию, наоборот, я благодарен этой стране за то, что она дала мне возможность спастись от преследования в самый тяжелый момент. Да, конечно, я бы высказал множество претензий к конкретным службам Грузии, например, к Службе государственной безопасности, и именно на них у меня есть обида, но это не портит моего, в целом, хорошего мнения об этой стране.


— Продолжают ли чеченские власти разыскивать тебя? Грозит ли тебе преследование, если ты вернешься на родину?


— Да, преследование продолжается. Сфабрикованное в отношении меня уголовное дело не прекращено. Я нахожусь во всероссийском федеральном розыске. Решением суда избрана мера пресечения в виде ареста. И, разумеется, в случае моего появления на территории России или на территории союзных с ней государств, я буду арестован и передан чеченским властям.


Не связываются ли с тобой каким-нибудь образом представители чеченского руководства и не предлагают ли вернуться на родину, например, под гарантии безопасности?  


— Они предпринимали такие попытки в конце 2015, начале 2016 годов. Последние переговоры прошли в апреле 2016 года. Тогда они пытались уговорами заставить меня вернуться, обещали по возвращению решить все проблемы, прекратить уголовное дело. Эти переговоры опубликованы на моем канале в YouTube. После этого попыток связаться со мной больше не было, зато уже пытались заставить меня замолчать посредством давления на моих родственников.— Скажи, каким ты хочешь видеть Кавказ, и в частности, Чечню в будущем?


— В идеале я бы, конечно, хотел видеть Северный Кавказ единым мощным и процветающим государством, но надежд на то, что это может произойти в обозримом будущем, нет. К этому пока не готов сам Кавказ, населяющие его народы. Потому, сейчас я хочу видеть Чечню суверенным государством. Я хочу, чтобы Россия вывела свои войска с наших земель, вернулась к мирному договору, подписанному в 1997 году президентом Чеченской Республики Ичкерия Асланом Масхадовым и президентом Российской Федерации Борисом Ельциным, и оставила нас в покое, без ведения присущих ей гибридных войн. Чтобы мы могли спокойно жить на своей земле, сами распоряжаться своими ресурсами, дружить с соседями и исповедовать религию так, как надо, а не так, как хотят в Кремле.
Тамара Кавтарадзе