Невзоров: В случае конфликта Чечня разнесет Россию вдребезги

Россия оправданно тратит огромные деньги на Чечню, чтобы избежать с ней войны, считает российский публицист Александр Невзоров

Россия тратит на Чечню огромные деньги, однако эти траты являются оправданными для Кремля. Такое мнение выразил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» российский журналист и публицист Александр Невзоров.
 
«В случае конфликта, в случае порчи отношений возможен конфликт, а в случае конфликта Чечня, конечно, в очередной раз разнесет эту бедную Россию вдребезги. И траты на нее огромные. Но сомневаться в нужности покупаемого на эти деньги товара не приходится. Потому что вот товар под названием „не война с Кавказом сегодня“ – это очень дорогое удовольствие. Это чистое лакшери», – подчеркнул он.
 
По данным РБК, за девять лет, с 2007-го по 2015 год, Чечня получила из федерального бюджета в виде субсидий, субвенций и дотаций 539 млрд руб., то есть их ежегодный объем в среднем составлял 60 млрд руб (около $1 млрд). По этому показателю Чечня входит в тройку самых дотационных регионов России (вместе с Дагестаном и Якутией).
 
Во время Первой чеченской войны в начале 90-х годов Рамзан Кадыров воевал против российской армии. Во время Второй чеченской войны он перешел на сторону российской власти во главе с Владимиром Путиным. С 2007 года Кадыров возглавляет Чечню.
 
В октябре 2017 года Кадыров заявил, что Путин спас страну от разделения и превращения в «сырьевой придаток Запада». «Чечня стала единственной в мире территорией, где полностью побежден и с корнями выкорчеван терроризм. Оптимисты давали 50 лет на возрождение Чечни. При твердой поддержке Владимира Владимировича Чечня не только восстановлена, но и превращена в цветущий и красивейший уголок Земли. Сегодня наш президент ведет борьбу с терроризмом на дальних подступах», – отметил глава Чечни. 

Чеченцев возвращают на родину, обвиняя в терроризме

Эмиграция в Европу для чеченцев на протяжении десятилетий была надежным способом сбежать от властей Чечни. В 2018-м все изменилось: правозащитники столкнулись с ростом запросов на выдачу уроженцев Чечни, которых на родине обвиняют в терроризме. Но угроза экстрадиции все равно не останавливает многих из них.
 
Русская служба Би-би-си побывала в нескольких странах ЕС и разобралась, почему чеченцев стали чаще экстрадировать — и почему количество беженцев из Чечни в Европе продолжает расти.
 
Али. Салам.
Из поезда Нюрнберг-Берлин, прибывающего на берлинский вокзал «Хауптбанхоф» выходит мужчина 32 лет. Он улыбается контролеру, перекидывается с ним парой фраз по-немецки и подходит к молодому человеку на перроне. Встречающий одет в черную толстовку, капюшон накинут на голову, по-немецки он не говорит.
 
— Ас-салам алейкум, Али.
 
— Ва-алейкум ас-салам. Как добрался?
 
— Хорошо, ехать-то пару часов всего. Родственники из Чечни звонили? Не приходили к ним больше?
 
— После последнего раза — нет. Да там особо никого и нет уже, дед умер в прошлом году, одна тетка только.
 
— Понятно. Пойдем в мечеть? Времени почти не осталось.
 
Салам Витаев и Али Магомадов (имя Али изменено) идут на пятничную молитву в берлинскую мечеть.
 
Они познакомились в 2017 году. Оба приехали из Чечни, оба ждут ответа миграционных органов о предоставлении убежища в Германии, обоих чеченские власти обвинили в связях с «Исламским государством» (организация запрещена в России как террористическая). На этом их сходства заканчиваются.
 
«Можем посадить тебя в шесть секунд»
Салам выучился на юриста в 2015 году в государственной академии им. Маймонида в Москве. Вернулся домой в Чечню, но работу по специальности не нашел и нанялся на стройку в родном селе. Из-за бытовой ссоры, которая переросла в поножовщину, Витаев оказался в одном из районных отделов полиции.
 
Под стражей он провел почти два месяца. Официально, по словам Витаева, его задержание не оформляли. Приводов в полицию у него до этого не было. Материалы дела по статье о причинении вреда здоровью легкой и средней степени тяжести есть в распоряжении Би-би-си. В них говорится, что Витаев нанес ножевые ранения нескольким жителям села, но затем сдался полиции и признал вину. Пострадавшие не стали писать заявление на Салама.
 
В полиции Салама пытались уговорить сотрудничать, рассказал Витаев Би-би-си. По его словам, он должен был выявлять односельчан с «экстремистскими наклонностями» и докладывать о них полицейским.
 
Витаев говорит, что полицейские предлагали покровительство, хорошую оплату: «Конкретную сумму не называли, но сказали, что я буду доволен. Потом они уже начали давить на меня, перешли к угрозам, мол, твоя семья здесь, ты сам, мы тебя можем в шесть секунд посадить».
 
Русская служба Би-би-си обратилась в правоохранительные органы Чечни с запросом по поводу задержания Витаева, но на момент публикации материала не получила ответа.
Салам согласился на условия полицейских и вышел из СИЗО. За две недели оформил загранпаспорт и уехал в Турцию. «Я надеялся, что скоро все уладится, обо мне забудут, потому что не был ни в чем замешан. Даже если бы и был, стучать на людей — это вы сами понимаете…» — говорит Витаев. Что происходит с тем самым делом о драке в селе, он не знает — полицейские о нем не говорят, в материалах об экстрадиции речи о нем нет.
 
Отъезд в Турцию Салам считает своей главной ошибкой. «Когда сотрудники МВД поняли, что я нарушил договор, заключенный с ними, они начали мне названивать. Они сказали, что это может очень плохо для меня кончиться, что они меня могут посадить, что они меня могут запросить, что за один выезд в Турцию можно сделать хорошую статью, мол, я участвую в боевых действиях на стороне ИГИЛ», — рассказывает чеченец.
 
По данным МВД Чечни, жители Северного Кавказа чаще всего попадают в Сирию именно через Турцию, а также через Азербайджан.
 
Через три недели Витаев из Турции поехал в белорусский Брест и через пограничный пункт добрался до лагеря для беженцев в Польше. Первое время ему помогали чеченцы в лагере. Иностранных языков Витаев не знал, с миграционными службами общался через переводчика. В лагере он начал учить польский язык. Не дождавшись ответа от миграционной службы Польши, Салам перебрался в Германию, потому что условия для беженцев, по рассказам чеченцев в лагере, там лучше.
 
Звонки от чеченских силовиков не прекращались. Салам несколько раз менял номер телефона, но они узнавали новый у его матери. Один сотрудник МВД Чечни попросил Салама сфотографироваться на фоне немецкого банка и польского вокзала, а также снять штампы в паспорте о пересечении границы с европейским государством. Все это якобы должно было стать доказательством того, что он находится не в Сирии.
«Присланные документы — это было очень плохо сфабрикованное дело, и оно развалилось. В указанных ими датах, в которых я якобы находился в Сирии, я уже проживал здесь в статусе соискателя убежища. В некоторых местах фамилия вообще не моя была. На одной странице писали, что я воюю на стороне ИГИЛ, а на другой — на стороне воюющей против них группировки». Би-би-си ознакомилась с материалами дела, слова Салама Витаева о неточностях и ошибках в нем соответствуют действительности.
Салама выпустили из тюрьмы — представленных Россией документов оказалось недостаточно, чтобы держать его под стражей. Копия заключения Нюрнбергского суда, в котором говорится об отсутствии доказательств вины Салама, есть в распоряжении Би-би-си. Сейчас он живет в Германии в статусе соискателя политического убежища, но вопрос об экстрадиции до конца не решен. Если Россия представит весомые доказательства того, что он был в Сирии, а суд с ними согласится, Салама могут выслать домой.
Возвращаться он не хочет. Салам живет в небольшой деревне недалеко от Нюрнберга в квартире, которую оплачивает государство. Через два месяца после переезда он привез сюда жену, здесь у него родились дети. Семья живет на государственные пособия — 1000 евро в месяц на всю семью из четырех человек. Салам мечтает выучиться на врача и получить работу.
 
«Пытаюсь немецкий язык изучать. Смотрю новости Чечни, ЧГТРК, смотрю, как они хорошо там все живут, радуются жизни и какие все европейцы плохие, и я в том числе. Вот так и живу», — говорит он.
 
Публичное проклятие
«Войну я не помню, но помню, как бы это назвать, внутреннюю войну. Это процесс, который начали чеченские власти, лояльные Путину», — говорит Али (имя изменено), сидя на кухне в одном из берлинских общежитий для беженцев.
 
Али родился в Чечне в 1995 году. Высшего образования у него нет, дома он занимался борьбой, участвовал в региональных и международных соревнованиях и выигрывал их. Денег это приносило не очень много, но на еду и карманные расходы хватало.
 
В 2013 году родственник Али уехал из дома, и чеченские власти объявили, что он присоединился к ИГИЛ в Сирии. С тех пор в дом к Али, по его словам, стали часто приезжать силовики, спрашивали, где сейчас находится тот самый родственник, часто забирали спортсмена в отдел МВД и допрашивали там. Забирали не только его, но и других мужчин семьи, рассказывает Али.
После очередного нападения на полицейских в Грозном власти назвали пропавшего родственника организатором этого теракта. Дом Али окружили силовики и долго не выпускали никого. «Думал, нас сейчас убьют, сверху раскидают оружие и по телевизору покажут, скажут, что мы воевали против них», — рассказал Али журналистам Би-би-си.
 
Семью Али публично проклял один из заместителей муфтия Чечни. Собрали односельчан, вывели семью на улицу, окружили сотрудниками силовых ведомств и объявили врагами народа и Аллаха. Али рассказывает, что семью обвинили в «плохом воспитании», а также в содействии терроризму — потому что они якобы покрывали того самого родственника. Али утверждает, что ни он, ни его семья не видели этого мужчину с 2013 года.
 
На том же сходе представитель духовного управления мусульман Чечни объявил, что общество приняло решение спасти семью Али от кровной мести и дает им возможность покинуть республику. «Нам сказали, что у нас ровно один час, чтобы уехать. Ничего не дали взять из дома, уходите, как хотите. Мы разъехались с семьей по разным регионам. Это была зима, у меня не было одежды теплой, было очень холодно, денег у меня тоже не было. У меня ноги замерзали так, что я их не чувствовал», — вспоминает Али.
Сначала он уехал в соседний регион, куда именно — не говорит, боится за родственников. Первую неделю Али ночевал на вокзале и в ночных кафе. Затем нашел адрес дальнего родственника и пошел к нему, но тот не пустил его — не хотел проблем с чеченскими властями. Нашелся другой родственник, который помог приютить Али, а затем его семью. Стали помогать чеченцы из Европы.
 
Посоветовавшись с правозащитниками, семья Али сделала загранпаспорта и переехала в Польшу, а оттуда в Германию. Али не говорит по-немецки, что делать дальше — не знает. Вопрос о предоставлении ему убежища не решен, он все еще ждет ответа. Живет в двух комнатах общежития для беженцев с матерью, двумя сестрами, женой и ребенком на окраине Берлина.
Он радуется, что его близкие рядом с ним, но часто вспоминает родину: «Дома было хорошо, на рыбалку сходишь, в речке искупаешься, в горы съездишь. Это место, где я родился и вырос. Где жить, если не со своим народом, разговаривая на своем языке?» Больше всего Али переживает за мать. У нее в Чечне остались братья и сестры.
 
Он признается, что в Германии чувствует себя в безопасности. «Здесь никто не спрашивал у меня, почему у тебя такая борода, почему такие штаны, такая рубашка. Власть меня не трогает. Когда я молюсь в мечети, никто не спрашивает, почему ты именно так молился, а не по-другому», — говорит Али.
 
На вопрос о том, что будет, если он сможет вернуться домой, Али отвечает: «Не если, а когда. Когда я вернусь домой, я пойду играть в карты с друзьями. И в футбол поиграю».
 
200 чеченцев в розыске
 
Чеченцам, экстрадиции которых добивается Россия, помогает организация «Вайфонд» («Наш фонд» в переводе с чеченского). Офис фонда расположен в Швеции, в нем работает всего несколько человек. Организация открылась полтора года назад и сначала занималась сбором денег для малоимущих чеченцев в Европе. После того как хлынули дела об экстрадиции, «Вайфонд» занялся юридической помощью.
 
По словам руководителя «Вайфонда» Мансура Садулаева, они существуют за счет пожертвований. «Этого не всегда хватает, часто влезаем в долги, но пока никаких грантов нет», — рассказывает он.

В 2017 году за помощью по делам об экстрадиции к ним обратились всего два человека. В 2018-м — 20. Пятерых из них уже выдали в Россию. Сейчас в открытой базе Интерпола находится около 200 уроженцев Чечни.
Почти всеми чеченскими кейсами, с которыми обращаются в «Вайфонд», занимается адвокат Алексей Оболенец. «Берется человек, которого в Чечне заставляют подписывать документы, в которые включены другие фамилии. Дальше эти дела объединяются и, соответственно, количество виновных растет», — говорит Оболенец. Так появляется дело о терроризме, на основе которого фигурантов объявляют в международный розыск. Главная претензия, говорит адвокат, даже не к чеченским властям, а к сотрудникам российского отделения Интерпола, которые дают ход заявлениям о розыске.
 
«Если это, например, экономическое преступление, то они проверяют. Но вот приходит фамилия с пометкой „терроризм“. Конечно, они сразу это все поместят [в базу данных Интерпола]. Они же не проверяют, где физически был человек, где он находится и так далее», — рассказывает Би-би-си адвокат.
 
Раньше, по словам адвоката, Европа учитывала, есть ли у запрошенного Россией человека статус беженца. Теперь же, если приходит запрос на экстрадицию, европейские страны могут даже пересмотреть этот статус, говорит он. Сейчас в работе у Алексея Оболенца находится 14 дел чеченцев. Все они находятся в базе Интерпола и могут быть выданы России. С начала 2016 года адвокату удалось доказать безосновательность обвинений в адрес девяти чеченцев, проживающих в Европе.
 
Российское отделение Интерпола не ответило на запрос Би-би-си о точном количестве чеченцев, находящихся в базе, и о том, как они туда попадают.
 
Раньше почти все запросы на экстрадицию уроженцев Чечни получали отрицательный ответ из Европы, говорит руководитель общественной организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. Ее организация специализируется на помощи мигрантам и беженцам.
Ситуация начала меняться пару лет назад. Ганнушкина связывает это с миграционным кризисом в Европе и улучшением отношений России с ЕС. «Одних людей выгоняют из Чечни за связи их родственников с ИГИЛ, других хотят вернуть из Европы. В Чечне сейчас идет имитация борьбы с терроризмом, к которой нужно привлекать силы не только внутренние, но и внешние. Это такой объединяющий момент, потому что все понимают, что терроризм — это опасно, всем страшно и нужно показывать, как этому противодействовать», — говорит правозащитница.



Потомки беглых русских бандитов осевших на чеченских землях требуют вернуть им земли Наурского и Щелковского района Ичкерии

Представители организации «Кавказская казачья линия» обратились к властям Ставропольского края и призвали восстановить историческую справедливость — вернуть казакам Наурский и Шелковской районы Чечни, сообщает «Кавказский узел».
 
Издание приводит часть обращения, опубликованного представителем организации Александром Киселевым. В тексте упоминается соглашение о границах между Чечней и Ингушетией. «Этот непреложный факт дает основание исполнительной и законодательной власти Ставропольского края также инициировать процесс изменения границ с Наурским и Шелковским районами ЧР, ранее входившими в состав Ставропольского края и… переданными Н.С.Хрущевым Чечне в 1956 году. Для восстановления исторической справедливости и стабилизации ситуации в СКФО эти районы должны быть возвращены в состав Ставропольского края», — говорится в документе.
 
 
«Так как [глава Чечни] Рамзан Кадыров проявил инициативу и запустил принцип домино, мы, казаки, скромно требуем пока что только Наурский и Шелковской районы. Там еще и Кизлярский район Дагестана, и Моздокский район Северной Осетии — это все территории бывшей Ставропольской губернии. Но мы пока это не трогаем. Пока только Чечня», — уточнил атаман Сергей Попов. Он добавил, что намерен обратиться ко всем казачьим организациям за поддержкой. «Мы нереестровые казаки. Мы — оппозиция», — подытожил он.

СМИ:Французская полиция задержала банду рэкетиров чеченцев

Французские правоохранители провели в субботу в пригороде Парижа масштабную операцию, в ходе которой задержали 23 чеченца. По предварительным данным, они входили в преступную группировку, занимавшуюся рэкетом. Об этом пишет Le Figaro, не уточняя гражданство задержанных.
 
По данным полиции, злоумышленники взимали деньги с большинства грузовых фур, которые приезжали в столицу Франции из Восточной Европы. «Налогом» в €200 обкладывались грузовики из Польши, Молдавии и Украины.
 
Подозреваемых взяли с поличным в момент, когда они получали деньги от водителей. Издание уточняет, что они получали ежемесячно до €200 тыс. Штаб-квартира группировки располагалась в городе Ливри-Гарган, возглавлял ее 40-летний мужчина.
 
Некоторые из арестованных числились в полицейской электронной базе данных лиц, потенциально склонных к радикальной деятельности.

Обращение к Кадырову Рамзану от жителей Ведучи

 ''Лараме тхан  ваша Рамзан Ахмадович. Даггара салам  маршалла ду Хьоьга Ведучира.
Хьан белхаш алсам  буйла  хаа тхуна, делахь а Вайн Аллахь доьхьа  доьху хьога тхоьга ладог1ара ахь жимма.Тхо Ведучира  кхо-йиъ зуда  ю.Оху доьху  хьоьга тхуна кьайлах комиси яитар, тхогахь  долу хьал таллар. Итонкхела районе  х1окху 15 шарахь латтош  долу хьал талла тешаме  нах баитахьара тхуна.
Оха  дехар до хьога 100 шарахь  тхан ц1е  муьлу Чапаев говра  хеннара  болу кьуй д1абахе тха  бала кхочу хьакмаш  бахкитахьара тхуна.
Шу Ведучи курорт ю. Байсаровга, Хучиевга то яйта  шайн юрт бохуш, тхан ц1е  муьлу  вечалгаш  д1аяхара ахь.
Совет 1едал долчу хенахь котома дина х1оа ца дуьтуш  тхан дай хьийзинчу  нехан  т1ехьено тхо дууш ду.
Тха  бала болуш Префект вац, Юртда в, 1илма 1амош дешна  стаг  вац, ишколе бала болш директор вац. Оцу балхахь мел верг жоьлкаш хилча оха х1у да деза.
Тхан мохк курорт ян еза аьлла тхоьгара д1абаьккхина. Тхан латтанаш  харц-бакь доьхкина боху.
Куротахь тхуна кхаьчнарг 4 уборшк 2 качегр 2 хехо меттиг ю, уьш тхуна йит дага бац цига  болу хьакмаш. Ша йолу белха меттиг хьакмийн сынокашна, министрин стунвежаршна, новцарашна, несаршна екьна. Тхуна оцу курортан  мусарш, ченаш, туалеташ  кхаьчна. Префекто шена атта хилийта Сернаводскер бера  т1оьрмик валийна Юртда ву аьлла. Ишколан Директар инфакт йина вожийна, цун метта, шен гергарниг  ваитин кинишк еша  а цахууш волу.
Курорте, гастинцашка директош геннара схьабалийна шай сынокаш х1иттийна.
Междиг чохь «кутали Молла» аьлла ц1е яхана цхьа мо1аза ву х1окху пхийтта шарахь тхан бераш  кераста дохуш.
Шена шабашк яккха меттиг хилчане тоаш. Ишколе ДНВ луш верг мичахь ву ца хаа. И 1арбийн маттахь  кьорьан деша  хууш вац. Молла  даима Камазаца шабашк йоккхуш ву,
баттахь шозза  междиге вог1у. Иза саг1ина Муфтина говр елла  парг1ата  велла боху  шена луург  лело.
Шиь Камаз, Камри, шиь Форд, Уазик, 20 говр.50 бежана, г1урбан саг1ех гулийна устаг1и, кхаанахьара алапа а, КФХ гранташ а, пенсеш  шадерг  хилча  вузуш вац.
 Балхахь  лело  елла  машенаш  базара йоьхкина. Ишкол  машин йохийна.Пачахьо мискачу  нахана  делла  ахчанаш  шайна дуу. Гранташ, оползни, переселени, ветхая жилье бохуш  нахана т1ея а яздина  ахчанаш  диина  бевлла.
Юртахь х1ицаа  чубаха х1усмаш  йоцуш  доьзалаш бу.
Мах боцуш, Дела дохьа 6 батта берашна хьеха  веана тажвид хьеха  хуу стаг  эккхийна тхан моллано аьшпаш гулийна. Пригороднера  бог1уш  хилла  молланаш а лаьхкина, шен алапа сацорна кхоьруш. Х1инца шена меттана, рузба да шен гергара  суьли  войтуш междигана балхана паркьата ваьлла тхан мула.
Юрт да, ишкол директор, курорт директор, гастинци директорш  участкови уьш геннара т1ебаьхкина нах бу, царна юьртара хьал  ца хаа. Царна белхаш и хилла дика ду. Делахь тхуна а оьшура юрта чуьра болх, Тхо ду доьзалш  кхаба дезаш. Селсвет, ишкол, междиг  а ваьлла  лелачу моллина алапаш луш бу. 
Оцу харцонашна доьхьал ваьлларг церан  мостаг1 ву. Междиге, зерте бахар галдаьлла. Туркх-тамда вац. Рузбане, междиге  г1уо аьлча кегийчара цига динчух ял  хир яц олу. 
Родителш шайн бераш интернате, кхечанхьола дешийта  аг1о  лехуш лела. Учители  домик  кор-не1 йоьхна гезги, дехки  бенаш  дина ю, цу  чохь  1ийнарг телхар ву,
Веана учитель ца вуьту оцу ишколах ца бузучу уголовникаша.
 Буьйсанна балхара чуводучу учительна  кортах эчиг тохийтина моллас шен вешин кьутаршка, уьш лачкьийна  ц1абигина моллас, т1акха Муфтис  авлияах ву аьлла хастийна боху и моль. Т1аккха вукхара  шайна юха йиттича, кьемат де даллац  и дов дерзор дац  аьлла нахана  юкьахь  дуйнаш дуу боху молас. Гуттар г1ийлачера  список коьрте  язвина «навечна» мола, цун зуд ду, цера йоари, новцари  бу, молли бажа, гергарнаш бу.
Хьалха хилла  волу Юртда  жугтийн бизнесменна латта ца  духку аьлла эккхина боху.
Юртара г1ийлачунга хьажар дац, чуваха  х1усам  йоцчунна  г1о деш  дац.
Велларг шайн гергарчу  наха  аренца кешнашка д1авуллу, юртахь велларг   д1аволла  1елам стаг, Яссин нийса деша  хууш  стаг  вац олу цара.
Бераш Катаяме  дахийта  боху хьуьжре деша, цигахь 1амор ду боху боху.
Аьхканна каникулашка хьеха веанарг х1оккху писс молано эккхавайтина, х1инца  ишколера  бераш  юкьах даьхна Катаяме  деша муха  дахийта  деза  оха. Х1окху Хьачрошна дуьссур ду  аьлларг муьлха  дин хилла теша.
Ишкол физрук ву аьлла уголовнике д1аелла директор  парг1ат  ваьлла шена кхечанхьа ваьлла лела
Сеслсвет чу даима вехна  управдел а, 1овдал секретар а хаина юртда маршаваьлла. Курортехь хьакмаш тхан бежнашца  дов деш бу, меттиг ца тоьуш  бийшана  1ихка.
Тхуна а  езара  газ, детсад а, больниц а, ларт1ехь дог1уш хи а, юртахь белхаш а. Лаьмнашка вахам атта даций. 
Оцу  хьаькамашна Ведучи курорт д1а ло, ткьа тхо  Грозний г1ала охьадига.
Тхуна  лаьа Аквапарке даха, довха-шийла  хица дезарш  да, адамийх  терра даха  тхаьш далале. Тхайн  берашна  сискал  лаха  г1алахь хьуна  уллохь  атта  хир  ду тхуна. 
Оха  ч1ог1а  доьху  хьога Рамзан  Ахмадович, тха районера, юьртар

Кадыров и Евкуров договорились о границе Чечни и Ингушетии

Евкуров  и Кадыров  договорились об установлении границ между субъектами. Соответствующее соглашение подписали  Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров, передает ТАСС.
 
По информации агентства, между республиками проведен равноценный обмен нежилыми территориями Надтеречного района Ингушетии и Малгобекского района Чечни. В соглашении уточняется, что Чеченской Республике будет передана часть Надтеречного района Ингушетии — горная и лесистая местность. В свою очередь, Чечня передает Ингушетии равносильную территорию на границе с Малгобекским районом.
 
Из-за территориального спора в Ингушетии начались акции протеста. В результате волнений в Магасе перекрыли дороги, по словам местных жителей, там наблюдались проблемы с мобильным интернетом.

Сейчас въезды в Магас и выезды из него перекрыты бетонными блоками. В город введены подразделения Росгвардии, там также усилены посты полиции, а на улицах дежурят дополнительные наряды МВД, пишет «Кавказский узел».

14 июня 1995 года рейд чеченских муджахедов в Российский город Буденновск

14 — 1995 года, в Буденновске чеченскими муджахедами  под руководством Шамиля Басаева была проведена спец-операция по принуждению России к миру .
В ночь на 14 июня 1995 года, участники отряда  в количестве более 160-человек на  автомашинах марки КамАЗ и автомашине ВАЗ-2106, переоборудованной под автомобиль милиции, по указанию и под руководством Шамиля Басаева выехали в Ставропольский край для провидения спецоперации  на терретории России, «Мы не собирались захватывать Буденновск. У нас была другая задача. Мы хотели добраться до Москвы, там немножко повоевать и посмотреть, как российские власти будут бомбить Москву. Но вся наша операция сорвалась из-за алчности и жадности постовых гаишников. У нас просто не хватило денег добраться до Москвы. Вот таким печальным образом город Буденновск оказался в заложниках», – так объяснил Басаев свою изначальную цель во время интервью, которое он дал журналистам в захваченной больнице.





На въезде в город Буденновск  их останавливают гаишники и требуют провести досмотр на что один из командиров чеченского отряда ответил  уловкой:«Грех гробы открывать, но если хочешь посмотреть на покойников – пожалуйста, едем в УВД».
 
 
Камазы моджахедов разворачиваются и следуют за российскими милиционерами в центр города, и когда машины останавливаются шкавльным огнем уничтоженны российские боевики которые сопроваждали колонну партизан .
 
Расстреляв патрульных и захватив здание РОВД, муджахиды также захватили ряда административных зданий города. По пути, подорвали из гранатомета автобус с вертолетчиками. Выживших расстреляли из автоматов.
 
Муджахиды действовали без колебаний и жестко. Проведя масштабную зачистку города, они выдвинулись в направлении 2-й Ставропольской краевой больницы, беря по пути пленных.
 
Решение занять оборону именно в больнице было логичным и единственно верным в сложившейся ситуации, учитывая предстоящее сражение с русскими и необходимость оказывать медицинскую помощь раненым муджахидам.
 
По разным оценкам в больнице собралось от 1600 до 5000 тысяч человек. Нет смысла говорить, что российские генералы хотя бы на минуту сомневались в необходимости штурма. Заложники их беспокоили меньше всего.
 
С первых же минут, как вокруг больницы были стянуты спецподразделения и бронетехника, началась психологическая обработка населения. По городу ходили провокаторы и распространяли панические ужасы о «бесчинствах террористов» в больнице. Распространялось вранье о том, что половина заложников уже перебита, женщин насилуют, а младенцам разбивают головы об пол.
 
Затем начался обстрел. Пробовали все. Били по окнам с заложниками из бронетехники, расстреливали из вертолетов ракетами. Вели снайперский огонь. Беспрерывно работали пулеметы. В город нагнали все именитые спецподразделения «Альфа», «Витязь» и «Русь» и пр.



Наконец 17 июня хваленый российский спецназ выдвинули на штурм. Штурм захлебнулся с большими потерями. Российские источники сообщили, что во время отступления спецназ был по ошибке накрыт огнем своих же. Учитывая приемы русских генералов, возникают сомнения на счет «по ошибке».
 
Российские вояки вынуждены были признать, что оборона муджахидов была организована грамотно. 
 
Русские тем временем искали выход. Помимо прочего предлагали миллионы долларов и гарантию безопасности. Но все эти дешевые трюки не проходили. Шамиль требовал немедленное прекращение бомбардировок селений в Чечне и начать переговорный процесс о выводе российских войск.
 
Наконец, когда потеряли десятки спецназовце, около 130 заложников были убиты, и пол тысяча ранены, российским генералам приказали идти на переговоры.
 
События в Буденновске показали типичную для «русского мира» отношение власть-народ. Сказать, что русский народ это рабы не дает преставление о его сущности. Даже у рабов есть какая-то последняя грань, перейти которую они не позволят власть предержащим.
 
Учитывая, насколько кремлевская власть ценит человеческие жизни, тот факт, что рейд Шамиля и его отряда  в тыл врага, принес какие-то политические плоды, можно отнести к разряду исключения. Для Кремля и заложники, которых они расстреливали и то быдло, которое они гнали на штурм, были одинаковым расходным материалом.
Но факт есть факт, в конечном итоге состоялись прямые телефонные переговоры Шамиля Басаева и тогдашнего премьера России Черномырдина, который сказал: «Здравствуйте, Шамиль Басаев! Да, я согласен. Да, мы прекращаем войну в Чечне, а вы освобождаете заложников. Мы даем транспортные средства.
 
Результатом рейда Шамиля Басаева и его диверсионного отряда в тыл российских войск стало формирование переговорной комиссии. Боевые действия в Чечне были прекращены и начались мирные переговоры.
 
С чеченской стороны комиссию возглавил начальник штаба генерал Аслан Масхадов. С российской – генерал Романов. Все заговорили о мире и окончании войны, но каким образом этот мир был возможен в условиях оккупации, было совершенно непонятно.
Но все прекрасно осознавали, что это далеко не конец, и ритуал переговоров — это просто передышка перед новыми сражениями.
 
 

В Чечне нашли подземные города

Отроги неприступных гор Чечни буквально испещрены разнообразными пещерами и гротами. Здесь должны находиться сотни памятников древнего мира, однако ученые знают о них катастрофически мало. Многие данные бесследно пропали после войны. Заполнить этот пробел в изучении Северного Кавказа, отправившись на разведку в загадочные «каменные минареты», решила группа спелеологов из Крымского отделения «Русского географического общества».

— Мы провели три экспедиции, но пока это сложно назвать даже разведкой. Эти горы таят в себе множество тайн и артефактов. Нам удалось обнаружить несколько десятков скальных склепов, но их здесь сотни, а может быть, и тысячи. Кроме того, мы исследовали и три подземных «города мертвых»: Вилах, Терхи и Ялхарой. Это настоящие некрополи в пещерах, наполовину разграбленные неизвестными. Пол устлан костями и черепами из вскрытых склепов. Я уверен, что их исследование может пролить свет на историю чеченского народа. Более того, эти места могут буквально стать туристической Меккой республики, — рассказывает идейный вдохновитель экспедиции, геолог и спелеолог Геннадий Самохин.

Даже поверхностно исследовав скальные некрополи, специалисты уверены, что смогут обнаружить в гробницах сотни артефактов: оружие и фрагменты кольчуг, предметы утвари и роскоши, украшения.
 
— Сейчас, по возвращении, мы ведем работу с источниками, стараясь понять, каким народам могли принадлежать эти «города мертвых». По нашим предположениям, они относятся к II — IV векам до нашей эры. Об этом же говорят и уникальные образцы наскальной живописи — петроглифы, которые мы обнаружили на стенах усыпальниц. А ведь таких рисунков на территории России было найдено крайне мало! — говорит спелеолог и археолог Екатерина Яновская, участвовавшая в экспедиции.

Единственной проблемой, которая смущает ученых, остаются мародеры и расхитители гробниц. С уверенностью ученые об этом говорить боятся, раскрывать местонахождение уникальных пещер не торопятся.
 
— Мы нашли множество разграбленных захоронений. Мы не слышали о каких-то уголовных делах, но я уверен, что некоторые кольчуги или мечи отсюда были похищены и попали на черный рынок. Это большая трагедия и проблема для нас. Поэтому мы очень надеемся вернуться и провести здесь полномасштабные раскопки, — резюмировал Геннадий Самохин.
 
В этом стремлении крымским спелеологам с готовностью помогает Аргунский государственный музей-заповедник. Совместными стараниями специалистов в горах Чечни, еще десять лет назад пугавших даже местных жителей, могут появиться свои уникальные туристические маршруты.

Как живет во Франции чеченская диаспора после вооруженного нападения в центре Парижа (Видео)

После вооруженного нападения в Париже в Страсбурге растет напряжение среди чеченской общины. Среди них бытует версия, что Азимов не был террористом, а причина инцидента – бытовая ссора, которая переросла в трагедию

Как ГРУ России во время войны занималось убийствами чеченских детей

Все дети мира похожи друг на друга: они никогда не понимают, за что их наказывают. Тем более — за что их убивают
…На полу неоштукатуренного бедняцкого саманного домика с газетным портретом «просто Марии» на стене лежали четыре трупа. Один — взрослый, трое — до зрелости не доживших. Взрослый был расстрелян в лоб, дети — в виски. Самый маленький из них — крайний слева. Это Шахид Умархаджиев, 11-летний аллеройский пастушонок, выглядящий на 8—9, не больше. Он — из самой бедной в Нижнем Аллерое семьи и поэтому подрабатывал на пропитание тем, что пас общественное стадо.       
 
Мертвый Шахид смотрит на погасший для него мир открытым правым глазом. Если что и читается в этом взгляде, так только одно: «А почему?..» У него — входное отверстие у правого же виска огромных размеров от калибра 7,69. Голову мальчика страшно тронуть… Шахид явно не успел ничего понять. Поэтому объясняться взрослым приходится уже без него…
 
       Очередная современная чеченская трагедия — убийство сельского пастуха Хожахмета Алсултанова и трех пастушат: его сына Ислама и племянников Шамхана и Шахида Умархаджиевых — случилась так.
Селение Нижний Аллерой Курчалоевского района знаменито в Чечне тем, что оно — родовое масхадовское. В последнее время село славно и другим. Тут — дом Данди Черхигова, зятя главы республики Ахмада-Хаджи Кадырова. Для справки: Данди всего лишь женат на старшей кадыровской дочке, а бед окружающим — выше крыши.
 
       Утром 17 апреля Данди приехал в Нижний Аллерой справлять новоселье — он выстроил тут шикарный кирпичный дом. По нынешней чеченской традиции все, кто имеет близкородственное отношение к Кадырову, охраняются, будто папа римский. И поэтому часов с десяти утра по всей дороге, ведущей в Аллерой (а это 5—6 километров), а также по всем окрестным тропинкам выстроились бойцы федеральных подразделений.
Тем же утром пастух Алсултанов, позвав в помощники детей, погнал коров на завтрак. С Хожахметом, как и положено, были паспорт и справка — специальное разрешение, выданное военной комендатурой, на право пасти скот в определенной комендатурой зоне.
 
       Еще у них была котомка с обедом — ее нашли нетронутой. Это значит одно: жизнь пастухов не продлилась более чем до полудня.
Есть в Чечне еще одна традиция последних недель. Тут замечено: носятся по ней некие летучие разведподразделения, экипированные до зубов, в масках, бывает, говорят по-чеченски, бывает, по-русски — как кому услышать повезет… Не знали пастухи, что теперь именно эти разведподразделения сопровождают выезды ВИП-персон по Чечне.
 
       Может ли при таком стечении военспецов хоть один боевик сунуться в места, куда приехал зять Кадырова?
 
       Так вот, с утра 17-го летучие разведотряды шныряли по окрестным аллеройским лесопосадкам. Их видели — в камуфляже, с веточками, воткнутыми в шлемы. То у Беркант-Шовди — Благородного Родника (в переводе с чеченского). То у Саид-Ирзе — на полянке на северо-восточной окраине. Эти места — в непосредственной близости от места трагедии.      
 
 …Сначала в село прибежали раненые собаки — они с утра сопровождали стадо. Потом, после обеда и раньше положенного времени, стали искать свои дворы коровы — они были одни.
Пастух и пастушата все не шли. Забеспокоившиеся люди побежали к Данди: позвони Кадырову, может, их забрали в часть на сопке…
Зять позвонил тестю — и, никому ничего не сказав, быстро уехал из Аллероя.
 
       Как только рассвело и прошел комендантский час, взбудораженное село вышло прочесывать окрестности. Около девяти утра всех четверых нашли. Они лежали в канаве лицами вниз, расстрелянные. Перевернули: только один Шахид смотрел на мир открытым глазом… Остальные застыли в позе «пощади» — пытаясь закрыться от пуль руками.
 
       Послали в Курчалой за судмедэкспертом и прокурором. Те приехали к вечеру, но особенного ничего не сделали — лишь осмотрели трупы и не сняли никаких официальных протоколов.
Прокурор подобрал гильзы у той самой канавы и пошел по следам (причем разведследам, когда «след в след») на сопку — оказалось, именно там база того самого разведподразделения. Но внутрь прокурора с гильзами даже не впустили…
 
       19-го были похороны. Съехались возбужденные люди со всей Чечни. Кричали: «Мы должны отомстить за гибель безвинных детей! Они заставляют нас воевать!»
Вечером официальные телеканалы сообщили, что это была очередная провокация боевиков и все совершено по личному приказу Масхадова.       
 
Мы говорили с односельчанами Масхадова 20-го. Они объясняют просто и ясно:
— Такой приказ невозможен.
— Но почему?
— Потому что если бы он его отдал, через час после убийства детей погиб бы сам. Его бы ничто не спасло.       
 
Спустя сутки после похорон стали появляться еще некоторые подробности — в том числе и от прокуроров, которые сейчас работают в Чечне в невероятных, мало представляемых в Москве условиях.
17-го утром «охраняло» Данди-зятя разведподразделение ГРУ под командованием подполковника Каменюка — именно так он представляется людям. А еще его зовут Мясником — это кличка, данная самими военнослужащими, видевшими Каменюка—Мясника в деле — на зачистках, в убийствах, грабежах и мародерстве.      
Подполковник ГРУ известен изощренной жестокостью по отношению ко всему роду человеческому, а ныне занят выполнением «особого партийного задания» по дестабилизации обстановки в Чечне, с тем чтобы пожар войны не смог потухнуть в ближайшее время.       
 
Остается добавить немногое.       
 
ЧТО у пастуха Алсултанова остались пятеро дочерей.
 
 ЧТО настоящее имя Каменюка—Мясника нам известно, мы передадим его в Генпрокуратуру. Он действительно подполковник ГРУ.       
 
ЧТО его разведка если ходит по лесу — то не оставляет в живых того, с кем встретится.
 
ЧТО случившееся в Аллерое — чеченский быт.
 
       ЧТО в пятницу, 20 апреля, в Гудермесе в середине дня на пороге мечети неизвестные взяли да и расстреляли еще трех девятилетних мальчишек,
 
       ЧТО слишком многим в Чечне хочется воевать.
 
       ЧТО правый вопрошающий глаз Шихада — это даже не «слезинка Достоевского».
 
       ЧТО мы зашли так далеко, откуда с трудом возвращаются.
 
Анна ПОЛИТКОВСКАЯ,
наш спец. корр., Нижний Аллерой, Чечня
       23.04.2001
 
Chechenews.com
 
01.06.18.

Быть чеченцем и с рюкзаком стало опасностью (На вокзале в Марселе задержали чеченца )

В субботу днем французская полиция эвакуировала людей с вокзала Сен-Шарль в Марселе после задержания подозрительного мужчины.  AFP передает, что тревога была поднята патрулировавшими вокзал военными, которые обратили внимание на рюкзак, из которого торчали провода и батареи.
 
Владельца сумки вскоре задержали. Отвечать на вопросы о содержимом рюкзака, а также сообщать свое имя мужчина отказался.
 
Прокурор Ксавье Тарабё в беседе с журналистами при этом заявил, что мужчина с подозрительной сумкой, по всей видимости, является уроженцем Чечни. «Мы пока не установили его личность, но задержанный называет себя чеченцем и говорит по-русски», — отметил прокурор.
 
Он также сообщил, что в сумке не было взрывчатки и ее содержимое не представляло опасности, однако в ней находились электроматериалы, которые сами по себе могут использоваться для изготовления взрывного устройства.
 
Отмечается, что при задержании владелец сумки не оказал сопротивления. На место были вызваны специалисты по разминированию, а вокзал — оцеплен. В результате инцидента Национальная компания французских железных дорог была вынуждена изменить расписание 20 поездов.